Расторжение договора технологического присоединения заявителем

Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Расторжение договора технологического присоединения заявителем" с полным раскрытием тематики и дополнительными источниками информации.

ВС РФ разрешил заказчику отказаться от договора технологического присоединения по правилам о договоре возмездного оказания услуг

oleandra / Shutterstock.com

Верховный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что заказчик вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Отсутствие в специальных нормативных актах указания на возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора не означает, что такого права у заказчика не имеется (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25 декабря 2017 г. № 305-ЭС17-11195).

Данный подход ВС РФ пояснил тем, что договор о технологическом присоединении по всем своим существенным условиям соответствует договору возмездного оказания услуг. Следовательно, к правоотношениям сторон по такому договору применяются, помимо специальных норм, положения гл. 39 Гражданского кодекса, а также общие положения об обязательствах и о договоре. В частности, согласно п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Также ВС РФ отметил, что иное толкование положений специального законодательства может привести к тому, что при отсутствии интереса заказчика в строительстве объекта, присоединение которого планировалось произвести к электрической сети ответчика, заказчик лишается возможности прекратить договорные отношения в установленных ГК РФ случаях и минимизировать свои убытки как в виде платы за технологическое присоединение, так и в виде предусмотренной договором ответственности за неисполнение обязательств по договору.

Таким образом, в отношении правовой природы договора технологического присоединения ВС РФ занял позицию, противоположную той, которой ранее придерживался Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. ВАС РФ исходил из того, что договор технологического присоединения – это отдельный, самостоятельный вид договора, который не может быть отнесен ни к договорам возмездного оказания услуг, ни к смешанным договорам, включающим в себя элементы договора возмездного оказания услуг и подряда. И, как указывал ВАС РФ, единственное специальное основание для одностороннего расторжения такого договора – нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре.

Решение суда о расторжении договора на технологическое присоединение к электрическим сетям, взыскании стоимости затрат № 2-3821/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

09 октября 2017 года Дзержинский районный суд г. Перми в составе:

председательствующего судьи Новоселовой Д.В.,

при секретаре Пьянковой Е.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ОАО «МРСК Урала» к Емельянову В.А. о расторжении договора на технологическое присоединение к электрическим сетям, взыскании стоимости затрат

ОАО «МРСК Урала» обратилось в суд с иском к Емельянову В.А. о расторжении договора на технологическое присоединение к электрическим сетям, взыскании стоимости затрат в размере 29 808,76 рублей, расходов по оплате госпошлины.

Свои требования истец обосновывает тем, что Дата в адрес ПО ПГЭС филиала ОАО «МРСК Урала» — «Пермэнерго» поступила заявка № от Емельянова В.А. на технологическое присоединение энергопринимающих устройств физического лица.

В соответствии с п.3 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии..» (Правила ТП) сетевая компания обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению. Перечень мероприятий по технологическому присоединению содержится в п. 18 Правил.

В соответствии с п. 6 Правил ТП технологическое присоединение осуществляется на основании договора, заключаемого между сетевой организацией и физическим лицом, заключение договора является обязательным для сетевой организации.

Между истцом и ответчиком был заключен договор Дата № об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям объекта индивидуальный жилой дом, расположенный по адресу: Адрес. Согласно п.10 Договора размер платы за технологическое присоединение составляет 23 849,22 рублей.

Согласно п.16.3 Правил ТП обязанность по выполнению мероприятий по технологическому присоединению возлагается на обе стороны. Сетевая организация выполняет указанные обязательства до границ земельного участка заявителя, Заявитель — в пределах границ земельного участка.

Согласно условиям договора Ответчик обязуется надлежащим образом исполнить требования Технических условий и после выполнения мероприятий по технологическому присоединению уведомить сетевую организацию о выполнении . (п. 8 Договора), а также ответчик обязуется оплатить расходы по технологическому присоединению (п.1 Договора). Согласно п.5 Договора срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составляет . со дня заключения договора.

Дата Истец выполнил свою часть мероприятий, понес затраты в сумме 29 8008,76 рублей, что подтверждается Справкой от Дата и Актом приемки выполненных работ за период с Дата по Дата Ответчик не произвёл оплату по Договору, нарушил сроки осуществления мероприятий по технологическому присоединению. Таким образом, допустил существенные нарушения условий договора.

На основании ст. 459 ГК РФ истец письмом от Дата предложил Ответчику расторгнуть договор и оплатить стоимость понесённых Истцом затрат. Ответа на письмо не поступило.

Представитель истца по доверенности Г.Я.В. на удовлетворении требований настаивала по доводам, изложенным в исковом заявлении. Не возражала против вынесения заочного решения.

Ответчик Емельянов В.А. в судебное заседание не явился, о месте и времени судебного заседания извещался судом по последнему известному месту жительства, о чем в материалах дела имеется судебное извещение, направленное в адрес ответчика заказной корреспонденцией и возвращенное за истечением срока хранения.

С учетом изложенного, положений ст. 3, ст. 154 ГПК РФ, ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966г., устанавливающих условие о необходимости рассмотрения гражданских дел судами в разумные сроки и без неоправданной задержки, а также положений ст. ст. 113-119 ГПК РФ, ст. 54 ГК РФ, суд находит поведение ответчика выражающееся в неполучении направленных в его адрес, судебных извещений, и непредставлении в адрес суда информации о месте жительства, нарушением общеправового принципа недопустимости злоупотребления правом, считает поступившие в адрес суда сведения о невручении почтовой корреспонденции с судебными извещениями, сведениями о надлежащем извещении ответчика о времени и месте рассмотрения дела, и полагает возможным рассмотреть дело при данной явке, поскольку судом были предприняты все возможные меры для извещения ответчика.

Кроме того, суд принимает во внимание то обстоятельство, что информация о времени и месте рассмотрения дела, в соответствии с положениями Федерального закона 22.12.2008г. № 262-ФЗ, была заблаговременно размещена на официальном и общедоступном сайте Дзержинского районного суда г. Перми в сети Интернет, и ответчик, имел объективную возможность ознакомиться с данной информацией.

Дело рассмотрено в порядке заочного производства в соответствии со ст. 233-234 ГПК РФ.

Исследовав письменные доказательства дела, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Читайте так же:  Суммирование льготного стажа для назначения досрочной пенсии

Согласно пункту 2 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

Нормы, регламентирующие договор об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих (теплопринимающих) устройств, не включены в раздел IV «Отдельные виды обязательств» Гражданского кодекса Российской Федерации, однако эти нормы содержатся в специальных нормативных актах, закрепляющих правила подключения к системам тепло- и энергоснабжения.

Применительно к энергоснабжению такие нормы содержатся в статье 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» и Правилах технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 «Об утверждении Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам администратора торговой системы оптового рынка и оказания этих услуг и Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям».

В соответствии с пунктом 6 Правил технологического присоединения N 861 от 27.12.2004 технологическое присоединение осуществляется на основании договора, заключаемого между сетевой организацией и юридическим или физическим лицом, в сроки, установленные Правилами технологического присоединения.

Подпунктом «в» пункта 16 Правил технологического присоединения N 861 от 27.12.2004 предусмотрено право заявителя в одностороннем порядке расторгнуть договор при нарушении сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре.

Таким образом, договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям подпадает под регулирование Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, которыми определяются порядок технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических лиц, процедура технологического присоединения, существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям.

Судом установлено, что между истцом в качестве сетевой организации и ответчиком в качестве заявителя был заключен договор об осуществлении технологического присоединения электрическим сетям.

В соответствии с пунктом 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной.

[1]

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Согласно пункту 2 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок.

В соответствии с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», по смыслу статей 15 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (статья 404 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В связи с неисполнением ответчиком условий договора, ОАО «МРСК Урала» Письмом от Дата направленным в адрес ответчика заявило о расторжении договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям. Ответна на которой от ответчика не поступило.

Срок действия технических условий от Дата Технологическое присоединение ответчиком своих энергопринимающих устройств до настоящего времени не осуществлено.

Согласно п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

В связи с осуществлением мероприятий по технологическому присоединению, истцом понесены убытки в виде фактических затрат на исполнение договора об осуществлении технологического присоединения, что подтверждается актом выполненных работ, справкой о стоимости работ на сумму 29 808,76 рублей.

Учитывая изложенное, в отсутствие доказательств исполнения договора со стороны ответчика, суд приходит к выводу об удовлетворении требований истца.

В соответствии с положениями ст. 98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца подлежит уплаченная при подаче иска госпошлина.

Руководствуясь ст. ст. 194-197, 233-237 ГПК РФ, суд

Расторгнуть договор № об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, заключенный Дата между ОАО «МРСК Урала» и Емельяновым В.А..

Взыскать с Емельянова В.А. в пользу ОАО «МРСК Урала» в счет возмещения убытков 29 909,76 рублей, в возврат госпошлины 7 097 рублей.

Ответчик вправе подать в суд, принявший заочное решение, заявление об отмене этого решения в течение семи дней со дня вручения копии решения.

Заочное решение суда может быть обжаловано в Пермский краевой суд через . районный суд г. Перми в апелляционном порядке в течение месяца по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда, а в случае, если такое заявление подано, — в течение месяца со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления.

Судья Д.В. Новоселова

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ВЗЫСКАНИЮ ПЛАТЫ ЗА ЖКХ:

ПАО «Красноярскэнергосбыт» обратилось в суд с исковым заявлением к Легаловой О.А. о взыскании задолженности по договору. Требования мотивированы тем, что дд.мм.гггг между сторонами заключен договор на электроснабжение №, в соответствии с условиями.

ООО «УК-Комфортбытсервис» обратилось в суд с указанным иском, требуя взыскать с ответчиков в солидарном порядке задолженность за жилищные и коммунальные услуги в размере 71 962 руб. 15 коп., пени в размере 28 567 руб. 92 коп., а также судебные рас.

Порядок возмещения затрат на подготовку ТУ после расторжения договора техприсоединения

Верховный Суд РФ (определение № 304-ЭС16-16246 от 24.03.2017 по делу № А45-12261/2015) согласился с сетевой организацией по вопросу взыскания затрат, связанных с подготовкой и выдачей технических условий, после расторжения договора технологического присоединения.

Сетевая компания в целях осуществления технологического присоединения к электросетям объекта Общества разработала и изготовила технические условия. Впоследствии между сетевой компанией и Обществом был заключен договор о технологическом присоединении.

Сетевая компания была вынуждена в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора в связи с нарушением Обществом сроков внесения платы за технологическое присоединение, предусмотренных договором, Обществу было направлено требование о возмещении затрат на выполнение работ по подготовке и выдаче технических условий. Затраты, заявленные к взысканию сетевой компанией, были рассчитаны исходя из величины присоединяемой мощности и ставки платы за подготовку технических условий, установленной органом тарифного регулирования. Отказ Общества возместить указанные явился поводом для обращения в суд.

[3]

Решением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано. Постановлением арбитражного апелляционного суда, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, решение суда первой инстанции отменено по безусловным основаниям, в удовлетворении иска отказано.

Читайте так же:  Отказ о предоставлении персональных данных третьим лицам

При вынесении судебных актов суды руководствовались статьями 23.2 , 26 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее — Закон об электроэнергетике), пунктами 2 , 3 , 16 , 18 , 29 , 30 , 30.1 , 30.4 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 № 861 (далее — Правила технологического присоединения), а также того обстоятельства, что законодательством не предусмотрено отдельное возмещение расходов на подготовку и выдачу технических условий при расторжении договора на технологическое присоединение, осуществляемое в общем порядке, равно как и дробление платы за технологическое присоединение.

Верховный Суд, исходя из положений пункта 2 статьи 15, пункта 1 статьи 393, пункта 3 статьи 450, пункта 5 статьи 453 ГК РФ, пункта 4 статьи 23.1, пункта 2 статьи 23.2, пункта 1 статьи 26 Закона об электроэнергетике, подпункта «е» пункта 16, пунктов 16(2), 16(4), 17, 18 Правил технологического присоединения, кассационную жалобу удовлетворил, судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

Технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям представляет собой комплекс мероприятий и осуществляется на основании возмездного договора, заключаемого сетевой организацией с обратившимся к ней лицом (заявителем). По условиям этого договора сетевая организация обязана реализовать мероприятия, необходимые для осуществления такого технологического присоединения (в том числе разработать технические условия), а заявитель обязан помимо прочего внести плату за технологическое присоединение.

Статья 393 ГК РФ обязывает должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, в том числе реальный ущерб и упущенную выгоду. Сторона, заявившая об одностороннем отказе от исполнения договора в связи с существенным нарушением его условий со стороны контрагента, вправе предъявить ему требование о возмещении убытков, причиненных прекращением договора.

Сетевая компания, подготовив и выдав обществу технические условия, исполнила часть своих обязательств в рамках договора, понеся определенные производственные издержки. Издержки, не компенсированные сетевой компании, уменьшают ее имущественную базу и, как следствие, являются для нее убытками.

Ввиду того, что убытки возникли в связи с существенным нарушением Обществом условий договора и неисполнением последним своих обязательств по оплате оказанных услуг, именно общество в силу требований статей 393, 453 ГК РФ обязано компенсировать сетевой компании фактически понесенные расходы на изготовление технических условий. Доказательства, обосновывающие размер фактических расходов, обязана представить сетевая компания.

При этом Верховный Суд указал, что ставка тарифа не может корректно отражать издержки сетевой компании по оказанию услуг конкретному лицу, так как она рассчитана из плановых величин расходов на технологическое присоединение на период регулирования, что не равнозначно фактическим затратам. В то же время расходы сетевых компаний на технологическое присоединение ограничиваются тарифным органом до экономически обоснованных величин, поэтому расходы, подлежащие возмещению сетевой компании, не должны превышать стоимость услуг, рассчитанную с применением ставки тарифа.

Для принятия решения по существу спора необходима оценка доказательств и установление обстоятельств, касающихся размера взыскиваемой суммы.

Решение суда о расторжении договора технологического присоединения № 2-838/2017

город Омск 28 марта 2017 года

Ленинский районный суд г. Омска в составе

председательствующего судьи Исматова Т.Б.,

при секретаре судебного заседания Горновской А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску АО «Омскэлектро» к Тимошенко А.С. о расторжении договора технологического присоединения,

В судебном заседании представитель истца Черкасова Ю.В. исковые требования поддержала по доводам, изложенным в иске, суду пояснила, что сетевая организация обязана заключить договор с каждым независимо от возможности исполнения, только потом разрешается вопрос с третьими лицами. Исполнение договора невозможно потому, что межевание не проведено, а им необходимо проводить строительство. Градостроительный кодекс определяет ряд разрешительных документов. Исполнение договора невозможно, содержание договора определяет 4 месяца срок исполнения технических условий. Продлить срок мы по законодательству они не могут, дополнительных соглашений заключать не могут. Закон разрешает расторжение договора во внесудебном порядке только по заявлению второй стороны. Проект перепланировки необходим для проведения реализации технических условий. Им необходимо было проводить строительство, также подземные коммуникации.

Ответчик Тимошенко А.С. в судебном заседании исковые требования признал.

Выслушав стороны, исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующему.

Согласно положениям п. 1 ст. 26 Федерального закона от ХХ № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, и носит однократный характер.

Технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Указанный договор является публичным.

Порядок технологического присоединения установлен в Правилах технологического присоединения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от ХХ

В соответствии с п. 3 указанных Правил сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им Правил и наличии технической возможности технологического присоединения.

Технологическое присоединение осуществляется на основании договора, заключаемого между сетевой организацией и юридическим (физическим) лицом. При этом заключение договора является обязательным для сетевой организации (п. 6 Правил).

ХХ между АО « » и Тимошенко А.С. заключен договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям №. По условиям данного договора сетевая организация приняла на себя обязательства осуществить технологическое присоединение энергопринимающих устройств заявителя ВРУ, в том числе по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики), с учетом следующих характеристик: максимальная мощность присоединения энергопринимающих устройств 15кВт, категория надежности 3, класс напряжения электрических сетей, к которым осуществляется технологическое присоединение 0,4 кВ. Технологическое присоединение необходимо для энергоснабжения объекта — жилой дом по *** (кадастровый номер земельного участка №) (п. 2 договора).

Согласно техническим условиям, максимальная (разрешенная) нагрузка объекта заявителя составляет 15 кВт; III категории надежности, уровень напряжения в точке присоединения — 0,4 кВ. Пунктом 10 Технических условий от ХХ № № определены мероприятия, выполняемые сетевой организацией.

В соответствии с пп. «б» п. 16 Правил технологического присоединения, срок выполнения мероприятий составляет шесть месяцев — для заявителей, указанных в пунктах 12 (1), 14 и 34 настоящих Правил, если технологическое присоединение осуществляется к электрическим сетям, уровень напряжения которых составляет до № кВт включительно, и если расстояние от существующих электрических сетей необходимого класса напряжения до границ участка заявителя, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства, составляет не более № метров в городах и поселках городского типа и не более № метров в сельской местности.

Читайте так же:  Собрание собственников нежилых помещений в нежилом здании

Для целей настоящих Правил под фактическим присоединением понимается комплекс технических и организационных мероприятий, обеспечивающих физическое соединение (контакт) объектов электросетевого хозяйства сетевой организации, в которую была подана заявка, и объектов заявителя (энергопринимающих устройств) без осуществления фактической подачи (приема) напряжения и мощности на объекты заявителя (фиксация коммутационного аппарата в положении «отключено»).

Видео (кликните для воспроизведения).

Выполнение сторонами мероприятий по технологическому присоединению — это совершение тех действий, которые составляют содержание обязательства. Закрепленные законодателем сроки осуществления технологического присоединения предоставлены сторонам именно для выполнения комплекса организационных и технических мероприятий в рамках договора. Технические условия, как неотъемлемая часть договора, содержат сроки, в течение которых актуальны прописанные в них мероприятия, а условия договора сроки выполнения таких мероприятий.

Согласно пункту № договора срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению по настоящему договору составляет 4 месяца с момента подписания договора до ХХ.

АО «Омскэлектро» обратилось с заявлением в Департамент архитектуры и градостроительства Администрации *** о предоставлении сведений информационной системы обеспечения градостроительной деятельности *** о предоставлении сведений о проекте межевания земельного участка — кадастровый квартал .

Из ответа Департамента архитектуры и градостроительства Администрации *** от ХХ № следует, что в выдаче сведений отказано, поскольку проект межевания территории на вышеназванные кадастровые кварталы не утверждены.

Анализ представленных суду документов свидетельствует о том, что АО « » осуществляло действия, направленные на технологическое присоединение объекта заказчика, обратившись за разрешением на строительство ЛЭП, при этом получение разрешительной документации обусловлено действиями 3-их лиц.

Пунктом 1 статьи 451 ГК РФ предусмотрено, что существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.

Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Согласно пункту 2 статьи 451 ГК РФ суд может расторгнуть договор по требованию заинтересованной стороны вследствие существенно изменившихся обстоятельств при наличии одновременно следующих условий:

в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора; из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

ХХ № в адрес Тимошенко А.С. истцом направлено уведомление о расторжении договора технологического присоединения от ХХ № в виду невозможности его исполнения в срок, установленный договором.

Учитывая положения вышеуказанных норм, исходя из того, что осуществить технологическое присоединение энергопринимающих устройств невозможно по причине отсутствия правоустанавливающих документов на земельный участок и разрешения на строительство, суд полагает возможным расторгнуть данный договор.

Истцом при подаче искового заявления была уплачена государственная пошлина в размере № рублей, по правилам ст. 98 ГПК РФ суд полагает отказать в части взыскания данных расходов с ответчика, поскольку согласно ст. 335 НК РФ Герои России, которым является Тимошенко А.А., освобождаются от уплаты государственной пошлины.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199ГПК РФ, суд

Исковые требования АО «Омскэлектро» удовлетворить.

Расторгнуть договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям № от ХХ между АО « » и Тимошенко А.С..

Решение может быть обжаловано в Омский областной суд путём подачи апелляционной жалобы в Ленинский районный суд города Омска в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Т.Б. Исматов

Мотивированное решение изготовлено 03 апреля 2017 года

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ:

Антипов А.Р. обратился в суд с названным иском. В обоснование заявленных требований указал, что постановлением мирового судьи судебного участка № 62 в Ленинском судебномрайоне в г. Омске от 12.09.2016 года ответчик Ханыкин В.В. был признан виновны.

Былинкова Т.Л. обратился в суд с иском к ответчикам о признании договора купли-продажи действительным, признании права собственности на земельный участок. В обосновании заявленных требований указала, что дд.мм.гггг года по договору купли-продажи п.

Проблемные вопросы при расторжении договора технологического присоединения к электрическим сетям в одностороннем порядке

Согласно п. 1 ст. 782 Гражданского кодекса РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Казалось бы, закон достаточно ясен и не требует дополнительных разъяснений.

Однако долгое время вызывало дискуссии применение указанного положения закона к договорам технологического присоединения к электрическим сетям.

Казалось, точку в этом споре поставил Верховный суд РФ в определении от 24.03.2017 N 304-ЭС16-16246 по делу N А45-12261/2015.

Так, в определении Верховного Суда РФ от 24.03.2017 N 304-ЭС16-16246 по делу N А45-12261/2015 о направлении дела на новое рассмотрение суд отметил следующее.

Из характера обязательств сетевой организации и заявителя следует, что к правоотношениям по технологическому присоединению применимы как нормы главы 39 ГК РФ (здесь и далее — в редакции, действовавшей в спорный период), так и общие положения об обязательствах и о договоре (раздел III ГК РФ).

Сетевая компания, подготовив и выдав обществу технические условия, исполнила часть своих обязательств в рамках договора, понеся определенные производственные издержки. Издержки, не компенсированные сетевой компании, уменьшают ее имущественную базу и, как следствие, являются для нее убытками.

Доказательства, обосновывающие размер фактических расходов, обязана представить в суд сетевая компания (статья 65 АПК РФ).

Ставка тарифа не может корректно отражать издержки сетевой компании по оказанию услуг конкретному лицу, так как она рассчитана из плановых величин расходов на технологическое присоединение на период регулирования, что неравнозначно фактическим затратам. В то же время расходы сетевых компаний на технологическое присоединение ограничиваются тарифным органом до экономически обоснованных величин, поэтому расходы, подлежащие возмещению сетевой компании, не должны превышать стоимость услуг, рассчитанную с применением ставки тарифа.

В практике автора возникло похожее дело (дело № А73-13630/2017), однако решения арбитражных судов были не так однозначны, как позиция Верховного суда РФ.

Так, суд первой инстанции посчитал, что договор технологического присоединения вообще не может быть расторгнут заказчиком в односторонне порядке, а стоимость составления технологических условий должна быть взыскана с предпринимателя как убытки, а не фактически понесенные расходы.

[2]

Суд апелляционной инстанции по делу, напротив, согласившись с позицией, высказанной Верховным судом РФ в своем определении, изменил решение суда первой инстанции. В нем суд признал фактическое право заказчика отказаться от договора технологического присоединения, так как он представляет из себя договор оказания услуг и к нему применяются помимо специальных норм положения главы 39 ГК РФ, а также общие положения об обязательствах и о договоре (раздел III ГК РФ). Суд при аргументации своего решения, в данной части, обратился к п. 1 ст. 310, п. 1 ст. 450.1 п. 1 ст. 782 Гражданского кодекса РФ, определением Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2017 № 304-ЭС16-16246 и определением от 25.12.2017 № 305-ЭС17-11195.

Читайте так же:  Уменьшение нераспределенной прибыли в балансе говорит о

Также суд указал, что правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии не содержат запрета на расторжение договора технологического присоединения заказчиком в одностороннем порядке по иным основаниям, помимо указанного в пп. «в» п. 16 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии, содержащихся в Постановлении Правительства РФ от 27.12.2004 N 861.

Отсутствие в специальных нормативных актах указания на возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора не означает, что такого права у заказчика не имеется. Иное толкование положений специального регулирования может привести к тому, что при отсутствии интереса заказчика в строительстве объекта, присоединение которого планировалось произвести к электрической сети ответчика, заказчик лишается возможности прекратить договорные отношения в установленных Гражданским кодексом РФ случаях и минимизировать свои убытки как в виде платы за технологическое присоединение, так и в виде предусмотренной договором ответственности за неисполнение обязательств по договору. Следовательно, принимая во внимание положения статей 310, 782 Гражданского кодекса РФ, разъяснения, изложенные в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», общество вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю (компании) фактически понесенных им расходов.

В части взыскания фактически понесенных расходов суд апелляционной инстанции также полностью поддержал правовую позицию, изложенную в Определении Верховного Суда РФ от 24.03.2017 № 304-ЭС16-16246.

Ставка тарифа не может корректно отражать издержки сетевой компании по оказанию услуг конкретному лицу. Объем обязательств заказчика при одностороннем расторжении договора регламентирован п. 1 ст. 782 Гражданского кодекса РФ, который не предусматривает применение к фактическим расходам исполнителя по договору возмездного оказания услуг правил об определении размера убытков, установленных в п. 5 ст.393 Гражданского кодекса РФ.

В такой ситуации сетевая организация вправе притязать только на сумму строго доказанных ею фактических расходов, понесенных в связи с исполнением договора до момента получения от потребителя заявления об отказе от его исполнения.

С учетом того, что в материалы дела не были предоставлены доказательства, обосновывающие размер фактических расходов, то в удовлетворении исковых требований сетевой компании было отказано.

Суд кассационной инстанции в свою очередь изменил постановление суда апелляционной инстанции. Так, суд пришел к обратному выводу, что передача технических условий предпринимателю само по себе указывает на освоение сетевой организацией денежных средств по установленному тарифу в силу п. 1 ст. 424 ГК РФ, п. 1 ст. 1102 ГК РФ.

Установив заключение договора на осуществление временного технологического присоединения к электрическим сетям, его частичное исполнение, а также последующее расторжение со стороны заказчика в одностороннем порядке, суд апелляционной инстанции не нашел основания для освобождения предпринимателя от компенсации сетевой организации понесенных расходов на изготовление технических условий, подтверждающих выполнение сетевой организацией первого этапа мероприятий по технологическому присоединению, и определенных с разумной степенью достоверности в размере ставки платы по Постановлению Комитета по ценам и тарифам Правительства Хабаровского края от 19.12.2016 № 47/12 по заявленной мощности на подключение.

Суд кассационной инстанции посчитал, что стоимость подготовки технических условий, согласно установленным тарифам, является неосновательным обогащением предпринимателя.

Указания судебной коллегии суда апелляционной инстанции на недоказанность фактических расходов и некорректность ставки, которая не отражает издержки по оказанию услуг конкретному лицу, суд округа нашел ошибочными применительно к разрешению спора по прекращенному договору, а также исходя из общеправового принципа возмездного характера оказываемых услуг.

Практика показала, что вопрос о порядке расторжения договора технологического присоединения к электрическим сетям является в высокой степени дискуссионным. Суды разных инстанций не могут прийти к единообразному взгляду на указанную проблему. В настоящий момент вышеописанное дело находится на рассмотрении Верховного суда РФ. Полагаем, что именно он поставит последнюю точку в спорах между предпринимателями и сетевыми организациями.

Александра Медведева, юрисконсульт ООО «Центр юридической защиты предпринимателя»

27.11.2018 Проблемные вопросы при расторжении договора технологического присоединения к электрическим сетям в одностороннем порядке

Напишите нам:
[email protected]

г. Хабаровск, ул. Ленина,
д.18В

+7 (4212) 75-05-25
г. Хабаровск

Официальный представитель Общероссийской Сети распространения правовой информации КонсультантПлюс в городе Хабаровске и Хабаровском крае

Аналитика

Видео (кликните для воспроизведения).

Публикации

Споры по договорам на техприсоединение: рост количества разбирательств неизбежен

Споры между сторонами договоров на технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям стали весьма актуальны с учетом роста темпов строительства промышленных объектов, а также количества целевых программ в субъектах России. При увеличении объемов строительства неизбежен рост количества споров из таких договоров.

Вводные данные, как правило, достаточно схожи. Заказчик, утратив интерес к строительству объекта или столкнувшись с невозможностью его постройки, направляет в сетевую организацию заявление о расторжении договора и требование о возврате неотработанного аванса. При отказе сетевой компании расторгнуть договор у заказчика не остается иного выхода кроме обращения в суд. При этом необходимо сразу определить иск, с которым надлежит обращаться в судебные органы, круг ответчиков и сформулировать исковые требования.

В настоящее время судебная практика сталкивается с двумя основными группами таких исков: иски о взыскании неосновательного обогащения (неотработанного аванса) и процентов за пользование чужими денежными средствами и иски о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств и взыскании денежных средств. На каждой из названных групп следует остановиться отдельно.

При предъявлении иска о взыскании неосновательного обогащения истец (заказчик) исходит из наличия у него права на одностороннее расторжение договора и из того, что он таким правом воспользовался, направив сетевой организации (исполнителю) уведомление о расторжении и требование о возврате неотработанного аванса. Впрочем, правоприменительная практика двинулась в кардинально ином направлении: Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ принял Постановление от 10.07.2012 № 2551/12, в котором указал, что договоры на технологическое присоединение представляют собой особый вид договоров, непоименованных в Гражданском кодексе РФ. Правовое регулирование таких договоров отлично от договоров на выполнение работ или оказания услуг, а потому нормы главы 39 Гражданского кодекса применяться к регулированию отношений из договоров технологического присоединения не могут. Следовательно, право на одностороннее расторжение договора у заказчика по договору технологического присоединения также отсутствует, если оно прямо не предусмотрено договором. Единственным исключением является существенное нарушение сроков исполнителем.

Предметом исследования в судах различных инстанций становятся условия конкретных договоров и, более того, конкретные формулировки в них. При этом, как правило, договоры на технологическое присоединение являются стандартизированными, а потому формулировки в них идентичны. Позиция, высказанная Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении № 2551/12, оказалась достаточно жесткой для регулирования отношений сторон технологического присоединения, а потому потребовала корректировки для договоров, допускающих одностороннее расторжение заказчиком.

Так, судами различных инстанций признается за заказчиком право на одностороннее расторжение договора в том случае, если в тексте договора содержится условие о возможности такого расторжения. При этом, как указывает в таких спорах Высший Арбитражный Суд РФ, применение судами в этой части норм главы 39 Гражданского кодекса РФ не влечет нарушения прав и законных интересов сторон[1].

При этом во всех вынесенных по данному спору судебных актах сделан вывод о невозможности применения к рассматриваемым отношениям позиции, изложенной в Постановлении № 2551/12 Высшего Арбитражного Суда РФ, в силу различных фактических обстоятельств.

Имеется и обратная судебная практика, которая, исследовав условия конкретных договоров, пришла к выводу об отсутствии в них права заказчика на одностороннее расторжение: судебные акты по делу № А40−120561/2012, судебные акты по делу № А40−73958/2013.

Пункт 3 статьи 450 ГК РФ ориентирован на разрешенное поведение и содержит один из способов законного освобождения от договора. В статье 310 ГК РФ сформулировано общее правило, которому должно быть подчинено исполнение всякого (в том числе договорного) обязательства – «односторонний отказ недопустим, исключение составляют случаи, указанные в законе или в договоре, связанном с осуществлением предпринимательской деятельности». Все иные нормы, относящиеся к обязательствам, а также к договорам, должны это правило отражать. Именно поэтому Президиум ВАС РФ указал в Постановлении № 2551/12, что во всех случаях, когда право на одностороннее расторжение договора технологического присоединения не запрещено самим договором, следует применять положения статьи 310 ГК РФ.

Таким образом, из системного толкования положений статей 310, 450 ГК РФ, положений ФЗ «Об электроэнергетике», подзаконных нормативных актов и судебной практики следует вывод о том, что в отсутствие прямого запрета в договоре технологического присоединения на одностороннее расторжение его заказчиком, такое право у заказчика возникает в силу применения статьи 782 ГК РФ, что не нарушает права исполнителя и третьих лиц.

Вторым возможным способом расторжения договора для заказчика является предъявление иска о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

В соответствии со статьей 451 ГК РФ, существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Условия, при одновременном наличии которых договор может быть расторгнут судом по требованию заинтересованной стороны предусмотрены в пункте 2 статьи 451 ГК РФ.

В ситуации, когда договоры на технологическое присоединение заключаются заказчиками строительства объектов недвижимости в рамках целевой программы в субъекте РФ, существенным изменением условий может признаваться отмена такой целевой программы, что влечет за собой невозможность постройки недвижимости и исполнения договора.

Согласно части 2 статьи 451 ГК РФ, если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно ряда поименованных условий:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

В момент заключения договора стороны исходили из того, что по определенному адресу будет построен объект недвижимости, в котором будут размещены энергопринимающие устройства заказчика, и, таким образом, будут созданы все необходимые условия для оказания услуги исполнителем. Стороны основывались в своих правоотношениях на принятую в субъекте РФ целевую программу, условиями которой предусмотрена постройка такого объекта.

Прекращение целевой программы является обстоятельством, которое не зависит от воли ни одной из сторон договора и не может быть преодолено ими при всей степени заботливости и осмотрительности. Властное выражение воли органа исполнительной власти является его исключительным полномочием, которое не обусловлено действиями заказчика или исполнителя, не могло быть ими предусмотрено или спрогнозировано.

Исполнение заключенного договора с учетом того, что объект недвижимости после отмены целевой программы построен не будет, невозможно и, безусловно, нарушает соотношение имущественных интересов, поскольку заказчик при таких обстоятельствах фактически лишается возможности разместить свои энергопринимающие устройства для их дальнейшего подключения. Изменение обстоятельств, исключающих постройку помещения, существенным образом изменяет для обеих сторон указанные правоотношения, но прежде всего для заказчика, поскольку именно он утрачивает имущественный интерес в исполнении договора.

В частности, возможность применения положений статьи 451 Гражданского кодекса РФ при схожих с описанными фактических обстоятельствах исследовалась в следующих актах (не во всех из них суды пришли к выводу о возможности применения этих положений, так как в каждом отдельном случае исследовались конкретные обстоятельства): Определение судей Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.04.2013 г. № ВАС-3645/13, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.09.2014 г. по делу № А41−54527/2013, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.03.2014 г. по делу № А40167157/2012, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.10.2013 г. по делу № А56−62317/2012 и прочие.

Таким образом, при выборе предъявляемого иска и формулировке исковых требований следует учитывать фактические обстоятельства дела: наличие нормативного акта, обеспечивающего постройку объекта недвижимости, формулировку условий договора и переписку сторон. Представляется, что при наличии достаточных доказательств (совокупность которых описана выше) предъявленный иск о расторжении договора технологического присоединения и взыскании аванса может быть удовлетворен.

[1] Определение судей Высшего Арбитражного Суда РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 07.05.2013 г. № ВАС-5090/13, Определение судей Высшего Арбитражного Суда РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 19.03.2013 г. № ВАС-2402/13, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.05.2013 г. по делу № А41−23737/12, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24.01.2013 г. по делу № А41−1163/12 и пр.

27
октября
Читайте так же:  Потеряна социальная карта москвича пенсионера что делать

Источники


  1. Земельные споры. Комментарии, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 705 c.

  2. Марат, Ж.П. План уголовного законодательства; Иностранной литературы, 2012. — 152 c.

  3. Марченко, М.Н. Проблемы теории государства и права. Учебник / М.Н. Марченко. — М.: Норма, 2017. — 415 c.
  4. Валютное право; Юрайт — Москва, 2011. — 592 c.
Расторжение договора технологического присоединения заявителем
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here