Оккупированные территории во время великой отечественной войны

Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Оккупированные территории во время великой отечественной войны" с полным раскрытием тематики и дополнительными источниками информации.

Оккупированные территории во время великой отечественной войны

Амазонка (Amazonas) — река в Южной Америке, величайшая в мире по размерам бассейна и водоносности. Образуется слиянием рек Мараньон и Укаяли. 

это острая инфекционная болезнь, которая сопровождается повышением температуры тела; слабостью, лихорадкой, потерей аппетита,

Уже не один раз слышала, что за то, что ребёнка прописывают не сразу после рождения ЖЕКи требуют оплаты коммунальных услуг за все года за ре

Меня всегда интересовало, сколько мяса в современных колбасе и сосисках?

Здравствуйте. Интересует вопрос, как мне из-за границы позвонить на Украину с мобильного или стационарного телефона?

В каком городе мира, на данный момент (01.2008), находится максимальное количество линий метрополитена?

Кто из законодателей Древней Греции принял самые суровые законы?

Почему bluetooth так называется.

Знаете ли вы, что такое полиандрия и где наблюдается это явление?

На территории каких республик СССР велись бои в годы ВОВ 1941 — 1945 г.?

Какие советские республики находились под оккупацией фашистских захватчиков и где в годы Великой Отечественной войны велись бои по их освобождению? В каких временных промежутках это происходило? Спасибо.

РСФСР — оккупирован ряд областей западной, центральной и южной части республики. Начало — июль 1941, максимальное расширение оккупированной зоны — ноябрь-декабрь 1942. С этого же момента началось и освобождение, которое полностью завершено к июлю 1944 — если, конечно, не считать Восточной Пруссии, ныне входящей в состав России — её территория была освобождена лишь к концу апреля 1945.

Эстония — оккупирована в июле-августе 1941 года. Большая часть территории освобождена в сентябре 1944, в ходе Прибалтийской наступательной операции; острова Моонзундского архипелага — в ноябре 1944.

Латвия — оккупирована в июне-июле 1941. Большая часть территории освобождена в октябре 1944, но немецкий плацдарм на Курляндском полуострове (к западу от Рижского залива) продержался до мая 1945 г.

Литва — оккупирована в июне — начале июля 1941, восточная часть освобождена в июле-августе 1944 в ходе операции «Багратион», западная — в октябре 1944, район Клайпеды — в январе 1945 в ходе Мемельской операции.

Белоруссия — оккупирована в июне-июле 1941. Восточные окраины освобождены осенью 1943 года, остальная часть территории — в июне-июле 1944 в ходе Белорусской наступательной операции («Багратион»).

Украина — оккупирована в основном в июне — ноябре 1941 года. Некоторые восточные районы были освобождены в начале 1942, повторно захвачены немцами летом 1942. Освобождалась постепенно в период с августа 1943 до осени 1944 года в ходе целого ряда операций.

Молдавия — оккупирована немецкими и румынскими войсками в июне — начале июля 1941. Освобождена в августе 1944 в ходе Ясско-Кишинёвской операции.

Карело-Финская ССР — большая часть территории оккупирована финскими и немецкими войсками в период с июля по декабрь 1941. Освобождена большей частью в июне-июле 1944 в ходе Выборгско-Петрозаводской наступательной операции, окончательно — в сентябре 1944, после выхода Финляндии из войны.

Какие области СССР были оккупированы Гитлером в 1942 году?

Перечислите пожалуйста какие области и республики СССР оккупировал Гитлер до ноября 1942 года, желательно в порядке оккупации.

Всего во время ВОВ оккупации подвергалось 13 областей РСФСР и республики Украина, Молдавия (румынские войска), Белоруссия, Латвия, Литва, Эстония, Карело-Финская (финские войска). Летом 1941 года немецкие войсками были заняты самые западные области СССР — бОльшую часть Белоруссии (Минская, Витебская, Брестская), Западная Украина, Северная Молдавия до Кишинева, юг Эстонии, Литва и Латвия, Псковская область. Потом к концу лета пали Новгородская обл., Калмыкия, Одесса и вся левобережная Украина, вся Белоруссия и Молдавия, Смоленск, часть Карельского перешейка, и в начале осени немцы вышли к рубежам Ленинграда и Москвы, оккупировав части Калининской и Московской областей. К середине осени наступление продолжало развиваться, был захвачен Брянск, Калуга, Орел, Ростов, Крым кроме Севастополя, Северный Кавказ. В конце осени-начале зимы пали часть Липецкой и Тульской обл.

В течение 1942 г. наступление немцев развивалось на Южном фронте — продвижение на Кавказ, захват Ставрополя, Новороссийска, выход к Волге в районе Сталинграда.

В первые 20 дней войны были полностью оккупированы Литва и Молдавия, частично Латвия, Белоруссия и Украина.

К 1 сентября полностью оккупированы Латвия, Эстония, Белоруссия и почти вся Правобережная Украина. Частичной оккупации подверглась территория собственно РСФСР: Псковская, Новгородская, Смоленская, Брянская, Курская, Орловская, Белгородская, Ленинградская области. До конца года к ним добавились часть Крымской, Калининской, Московсклй, Тульской, Ростовской, Мурманской областей, часть Карело-Финской ССР и почти вся территория Украины.

В 1942 году удар Германии был направлен на юго-восток: полной оккупации подверглась Ростовская область, почти полной — Краснодарский и Ставропольский края, частичной — Воронежская и Волгоградская области, Калмыкия, республики Северного Кавказа за исключением Дагестана, зато на западном направлении удалось освободить Московскую, Тульскую области, часть Калининской и Смоленской областей.

Тема 3. Оккупированные территории ссср в годы Великой Отечественной войны.

Оккупационная политика Германии в СССР и ее последствия. Оккупированные территории в политике советского руководства. Сопротивление на оккупированных территориях. Партизанское и подпольное движение. Проблема коллаборационизма гражданского населения и военнопленных.

Тема 4. Международные отношения в период Великой Отечественной войны.

Провал расчетов Германии на м/н изоляцию СССР. Создание антигитлеровской коалиции: взаимодействия и разногласия союзников. Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. Проблема открытия второго фронта. Тегеранская конференция. Проблема послевоенного устройства мира и сотрудничества стран. Ялтинская конференция. Потсдамская конференция. Создание ООН.

Участие СССР в войне с Японией.Военно-политическая обстановка на Дальнем Востоке в начале 1945 г. Вступление СССР в войну с Японией. Разгром и капитуляция Японии. Окончание Второй мировой войны.

Итоги и уроки войны, источники победы. Международное значение победы Советского Союза в Великой Отечественной войне. Цена победы СССР в войне. Экономические, политические, социальные, демографические и идеологические последствия Великой Отечественной войны.

СССР в послевоенные годы (1945-1953).

Тема 1. Социально-экономическое развитие.

Изменение территории и населения СССР после Великой Отечественной войны. Миграционные процессы. Демобилизация военнослужащих.

Восстановление хозяйства. Экономические последствия войны – нанесенный ущерб, милитаризация экономики. Выбор модели восстановления. Реконверсия. Четвертый пятилетний план и его реализация. Рост промышленного производства. Восстановление и развитие промышленности в освобожденных районах. Социалистические преобразования в республиках Прибалтики, Молдавии, в областях Западной Украины и Западной Белоруссии. Развитие ВПК и атомная промышленность. Экономическая роль ГУЛАГа.

Читайте так же:  Является ли публичная кадастровая карта официальным документом

Пятый пятилетний план и его задачи.

Проблемы в развитии сельского хозяйства.Голод 1946-1947 гг. Чрезвычайные меры по укреплению колхозно-совхозного производства.

Мероприятия в социальной сфере– переход на нормированный рабочий день. Политика по снижению цен. Отмена карточной системы распределения и денежная реформа 1947 г. Уровень жизни населения.

Тема 2. Общественно-политическая жизнь.

Перестройка государственных и общественных организаций в соответствии с задачами мирного времени. Возможные альтернативы в политическом развитии. Проекты партийной программы и конституции.

Политическая и партийная система, преобразования в них.XIXсъезд Коммунистической партии. Усиление административно-командных методов руководства страной.

Общественные настроения в послевоенное время. Апогей культа личности Сталина, борьба в его ближайшем окружении. Репрессии: их направленность и масштабы. «Ленинградское дело», «дело авиаторов», дело ЕАК, «мингрельское дело», «дело врачей».

Идеологические кампании: цели, ход и последствия борьбы с “низкопоклонством” перед Западом и космополитизмом. Партийные постановления по вопросам литературы и искусства 1946-1948 гг. и дискуссии по философии, языкознанию и политэкономии и их общественно-политический резонанс.

Особенности национальной политики в послевоенные годы.

59 Общественный и государственный строй оккупированной территории ссср в период Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.).

60 Изменения в праве в период Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.). Гражданское и хозяйственное право. Семейное право. Трудовое право. Колхозное право. Уголовное право. Процессуальное право.

Советское право в целом не претерпело во время войны коренных изменений. Тем не менее военная обстановка заставила внести в него определенные конкретные коррективы.

В соответствии с нормами международного права на оккупированной германскими войсками территории должно было действовать советское право. Однако немцы, как известно, не считались с международными нормами во всем, поэтому практически ни один советский гражданин не мог считать себя защищенным советскими законами на территории, захваченной врагом.

Гражданское и хозяйственное право. Советское гражданское право с его акцентом на приоритет права социалистической собственности, на защиту имущественных интересов государства в годы войны оказалось в значительной части вполне приспособленным для решения особых задач военного времени. Больше того, некоторые принципы гражданского и хозяйственного права именно в условиях войны помогли обеспечить налаживание военной экономики, мобилизацию всех средств на разгром врага. Весьма важную роль здесь сыграл такой принцип советского права, как принцип единства государственной собственности — ведущей формы собственности в СССР.

Трудовые отношения в годы войны регулировались не только (а порой не столько) правом, но и высокой патриотической моралью советских граждан. Трудовой энтузиазм стал для миллионов людей нормой поведения. Выполнение и перевыполнение добровольно взятых обязательств было обычным и естественным для людей, которые самоотверженным трудом крепили оборонную мощь своей Отчизны.

В трудовом праве периода войны отразилась, хотя и крайне ограниченная из-за имевшихся возможностей, забота Советского государства о защитниках Родины, и прежде всего об инвалидах Великой Отечественной войны и семьях военнослужащих. Инвалидам войны назначали пенсии. Работавшие инвалиды в случае болезни получали пособие в размере полного заработка независимо от стажа работы. Руководители предприятий и учреждений должны были принимать их на работу в первую очередь, предоставлять жилую площадь, организовывать питание, принимать меры к повышению квалификации путем направления на различного рода курсы и в школы. Инвалидам войны надлежало в первую очередь предоставлять путевки в санатории и дома отдыха. Дети их пользовались преимуществами при устройстве в ясли, детские сады, пионерские лагеря. Инвалидов войны принимали в вузы и техникумы вне конкурса. Местные органы власти много внимания уделяли трудоустройству и бытовому обеспечению членов семей военнослужащих. Семьям погибших выдавали пособия и назначали пенсии. Но все это, конечно, не снимало до конца остроты проблем, вставших перед инвалидами, семьями погибших, сиротами.

Семейное право. Самым значительным актом в области семейного права, изданным в годы войны, явился Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства». С одной стороны, Указ развивал положения Постановления ЦИК и СНК от 27 июня 1936 г., с другой — он вносил изменения в принципы, лежащие в основе КЗоБСО РСФСР.

Значительные изменения вносились и в законодательство о разводе. В отличие от прежнего порядка Указом от 8 июля 1944 г. устанавливался судебный порядок расторжения брака, причем народный суд был обязан приложить все усилия к примирению супругов, расторгать же брак имел право лишь суд вышестоящего звена. При подаче заявления о расторжении брака требовалось изложение мотивов развода и вводилась обязательная публикация в местной газете объявления о разводе. Дело о расторжении брака должно было рассматриваться гласно, непременно с участием разводящихся, а также с привлечением свидетелей. Увеличивались размеры пошлин, взыскиваемых при оформлении развода: при подаче заявления взималось 100 руб., а при выписке свидетельства о разводе — от 500 до 2 тыс. руб., даже если это был первый развод. Следуя курсу, взятому еще в предвоенные годы, Указ от 8 июля 1944 г. намечает меры, стимулирующие повышение рождаемости. Теперь единовременное пособие выдается при рождении не седьмого, а уже третьего и каждого последующего ребенка.

Предусматривались и ежемесячные пособия матерям, имевшим трех и более детей. Устанавливалось ежемесячное пособие одиноким матерям в размере: 100 руб. — на одного ребенка, 150 руб. — на двух и 200 руб. — на трех и более детей. Пособия выплачивались до достижения детьми 12 лет, причем при вступлении одинокой матери в брак пособие сохранялось. Конечно, это была помощь, но она не могла решить всех проблем и главной из них — дать ребенку реального отца, который мог бы воспитывать его.

Колхозное и земельное право в период Великой Отечественной войны было направлено на укрепление колхозного строя и государственных сельскохозяйственных предприятий, развитие производства в целях обеспечения армии и населения продовольствием, промышленности — сырьем, а также возрождение разрушенного оккупантами сельского хозяйства в освобожденных районах.

Уголовное право. Война резко повысила общественную опасность всех преступлений и, естественно, потребовала усиления ответственности за их совершение. Появились и новые составы преступлений, специфичные для военного времени.

Процессуальное право. Война потребовала внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство. Положение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г., установило новый порядок рассмотрения дел этими трибуналами. Они могли рассматривать дела по истечении 24 часов после вручения копии обвинительного заключения обвиняемому. Приговоры военных трибуналов кассационному обжалованию не подлежали и могли быть отменены или изменены лишь в порядке надзора. При этом повышенное внимание уделялось проверке дел в отношении приговоренных к высшей мере наказания. О каждом приговоре к такой мере наказания военный трибунал должен был немедленно сообщать по телеграфу председателю Военной коллегии Верховного Суда СССР, Главному военному прокурору или Главному прокурору Военно-Морского Флота.

Читайте так же:  Правила проведения ревизии в магазине розничной торговли

Великий СССР

Чтобы помнили

Оккупационные деньги Третьего рейха

Во время Великой Отечественной войны на оккупированной немцами территории советский рубль продолжал сохранять покупательную способность. Это объяснялось тем, что вначале не было другого платежного средства. В планах руководства нацистской Германии при подготовки к нападению на Советский Союз было полное подчинение экономики. Для этого разрабатывались образцы оккупационных денег, которыми на захваченных регионах предстояло вытеснить советский рубль.

После битвы под Москвой у населения возникла надежда, что советская власть может вернуться. Это послужило причиной, почему рубль так и не утратил своей ценности. Немцы пытались воспрепятствовать хождению рубля, но эти усилия оказались бесполезными.

Деньги на оккупированной Украине

Поначалу гитлеровцы предполагали отпечатать банкноты номиналами в 1, 3, 5 рублей; 1, 3, 5, 10 червонцев. На примитивных по дизайну купюрах предполагалось поместить текст на русском языке: «Издано на основании положения об эмиссионном банке. Киев. 1941. Эмиссионный банк».

Однако эти образцы не были утверждены. Оккупационную власть не устроило то, что и тексты, и названия номиналов воспроизведены по-русски, в то время как ничего русского главари Третьего рейха на приобретенном силой «жизненном пространстве» сохранять не собирались.

После обсуждения формы денежных знаков для оккупированных территорий Советского Союза было решено номинировать оккупационные банкноты в карбованцах, а все надписи на них исполнить на немецком языке. Так появились на свет странные деньги. Например, на одной из купюр читаем: «Funf karbowanez. Ausgegeben auf Grund der Verordnung von 5, Marz 1942. Rowno, dtn 10 Marz 1942. Zentralnotenbanr Ukraine» («Выпущено на основании предписания от 5 марта 1942. Ровно. 10 марта 1942. Центральный банк Украины».)

Банкноты этого типа имели номиналы от 1 до 500 карбованцев, рисунки изображали счастливые лица мальчика, девочки, крестьянки, рабочего, шахтера и моряка. Композиция завершалась имперской печатью Третьего рейха – орел, держащий в когтях свастику.

4 июля 1942 года вышло постановление Рейхскомиссара Украины Э. Коха о проведении денежной реформы. До 25 июля 1942 года всем жителям было предписано обменять (сдать) имеющиеся на руках советские денежные знаки достоинством от 5 советских рублей и выше для обмена на карбованцы. Билеты в 1 и 3 рубля наравне с разменной монетой из обращения не изымались. Обмен происходил из расчёта рубль за карбованец. Была даже разработана специальная форма Empfangsbestatigung (Удостоверение отбора), которая выдавалась лицам, сдавшим советскую валюту для обмена на оккупационные карбованцы. В постановлении также оговаривалось, что «банкноты будут изъяты из обмена, если не будет доказательств, что они приобретены законно», и многие обладатели крупных сумм в червонцах просто не знали, как подступиться к обменному бюро. Настораживало население и то, что при обмене одному лицу суммы свыше 200 рублей деньги на руки не выдавались, а заносились на специальные беспроцентные «счета сбережений» и оформлялась лишь банковская расписка. Фактически произошло изъятие советских рублей у населения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Разграбление экономики происходило не только путем прямого грабежа, но также и с помощью финансовых и налоговых мероприятий. Помимо марок, рублей и карбованцев войска получили в качестве платежных средств так называемые имперские кредитные банковские билеты («оккупационные марки»), для того чтобы избежать накопления настоящих немецких марок в руках населения. Это было двойным обманом, так как, во-первых, этот обменный курс не соответствовал официальным ценам, а во-вторых, деньги в руках населения были фактически обесценены, так как покупать было нечего.

Другим средством отъёма ценностей у местных жителей явилось установление чрезвычайно низких цен на подлежащие обязательной сдаче сельскохозяйственные продукты. Кроме того, оккупационные власти использовали недостаток предметов первой необходимости и продавали населению бросовые товары за высокую цену. Эти мероприятия были дополнены системой налогов. Так, в некоторых районах все взрослое население ежемесячно облагалось налогом «за обеспечение безопасности».

Неофициальный курс карбованцев к курсу военных марок стал быстро падать после коренного перелома в ходе Второй мировой войны, особенно весной и летом 1944 года, когда произошел массовый отказ населения от оккупационных денег.

Деньги Прибалтики и Белоруссии

Одновременно с образованием эмиссионного банка на Украине был основан и «Эмиссионный банк для восточных земель при рейхскомиссариате „Остланд“ (он отвечал за Белоруссию, Латвию, Литву и Эстонию). Специальных оккупационных денег именно для этого региона не выпускали, использовали билеты Главного управления имперских кредитных касс единого образца, то есть оккупационные марки. Кроме них, войсковой интендантской службой были изготовлены специальные квитанции за сданное сырье, служившие для приобретения различных категорий дефицитных товаров. По сути, эти квитанции имели наиболее реальное товарное обеспечение, по сравнению со всеми остальными находившимися в то время в обращении денежными знаками.

Белоруссия, благодаря своему территориальному расположению, оказалась в особой ситуации. Хотя она числилась в составе рейхскомиссариата «Остланд» и, соответственно, там должны были иметь хождение только оккупационные марки Главного управления имперских кредитных касс или «текстильные пункты», но наравне с ними в расчетах применялись украинские карбованцы и советские рубли, иногда использовались и польские деньги.

В отличие от беспорядка в деньгах, в плане ценообразования немецкое руководство пыталось навести порядок. Так, возглавлявший Генеральный комиссариат «Беларусь» гауляйтер Вильгельм Кубе издал указ, запрещавший самовольное повышение цен в сравнении с 20 июня 1941 г. Сообщения о каких-либо изменениях цен публиковались в «Правительственном вестнике» генерального комиссариата. Попытки оккупационных властей удержать цены на довоенном уровне привели к распределению ряда важнейших для населения продуктов по спискам, карточкам (как это имело место в Минске), которые далеко не всегда можно было отоварить.

На территории генерального округа «Беларусь» в городах Барановичи, Бегомль, Вилейка, Койданово, Логойск, Плещеницы, Слоним, Слуцк, Узда функционировали филиалы Немецкого государственного банка. В Минске находилась Имперская кредитная касса, через которую осуществлялся перевод денег между отдельными филиалами Госбанка. Сберегательные счета велись лишь для местного населения только в рублях. Довоенные вклады аннулировались.

В районах Беларуси, которые были включены в состав Восточной Пруссии – Белостокская область с некоторыми районами Брестчины и Гродненщины, обращались денежные единицы рейха, т. е. настоящие немецкие марки.

Денежная реформа 1942 года об изъятии у населения советских денег касалась и территорий «Остланда», что послужило дополнительным способом ограбления местных жителей.

Читайте так же:  Соглашение о конфиденциальности и неразглашении информации образец

Крайне низкий жизненный уровень городских и сельских жителей оккупированной Беларуси и острый дефицит многих потребительских товаров привели к возрождению натурального обмена. В конце 1941 года в немецкой оперативной сводке из Минска сообщалось: «Доверие к ценности денег почти полностью исчезло. Русская валюта в частной торговле вообще не курсирует, немецкая берется неохотно. Основой торговых расчетов служат самогон, табак, мука, причем эти товары берутся не только потребителем, а вообще являются мерой стоимости торговых сделок».

Жизнь в оккупации

Созданная немцами чрезвычайно сложная и запутанная экономическая система на практике обернулась самой отчаянной спекуляцией, вызывая инфляцию и голод.

Вот что записала в дневнике жительница Пушкина Лидия Осипова 12 ноября 1941 года:

«Жизнь начинается робиньзонья. Нет… самого необходимого. И наша прежняя подсоветская нищета кажется непостижимым богатством. Нет ниток, пуговиц, иголок, спичек, веников и много что прежде не замечалось… Особенно тягостно отсутствие мыла и табаку… От освещения коптилками, бумажками и прочими видами электрификации вся одежда, мебель и одеяла покрыты слоем копоти…

[3]

…Немцы организовали богадельню для стариков и инвалидов… Организован также детский дом для сирот. Там тоже какой-то минимальный паек полагается. Все остальное население предоставлено самому себе. Можно жить, вернее, умереть, по полной своей воле. Управа выдает своим служащим раз в неделю да и то нерегулярно или по килограмму овса или ячменя… или мерзлую картошку…

Голод принял уже размеры настоящего бедствия. На весь город имеется всего два спекулянта, которым разрешено ездить в тыл за продуктами. Они потом эти продукты меняют на вещи. За деньги ничего купить нельзя. Да и деньги все исчезли… Хлеб стоит 800–1000 руб. за килограмм, меховое новое пальто – 4–5000 рублей»…

В перестроечную и постперестроечную эпоху возникла версия о том, что если бы Ленинград сдали немцам, то его население было бы спасено от голодной смерти. Сторонники этой версии как-то забывают поинтересоваться тем, что происходило по другую сторону блокадного кольца, сомкнувшегося вокруг Ленинграда. А ведь на оккупированной немцами территории Ленинградской области голод был не менее страшным, чем в окруженной северной столице.

«24 декабря. Морозы стоят невыносимые. Люди умирают от голода в постелях уже сотнями в день. В Царском Селе оставалось к приходу немцев примерно тысяч 25. Тысяч 5–6 рассосалось в тыл и по ближайшим деревням, тысячи две – две с половиной выбиты снарядами, а по последней переписи Управы, которая проводилась на днях, осталось восемь с чем-то тысяч. Все остальные вымерли. Уже совершенно не поражает, когда слышишь, что тот или другой из наших знакомых умер. Все попрятались по своим норам, и никто никого не навещает без самого нужнейшего дела. А дело всегда одно и то же – достать какой-нибудь еды…

27 декабря. По улицам ездят подводы и собирают по домам мертвецов. Их складывают в противовоздушные щели. Говорят, что вся дорога до Гатчины с обеих сторон уложена трупами. Это несчастные собрали свое последнее барахлишко и пошли менять на еду. По дороге, кто из них присел отдохнуть, тот уже не встал… Обезумевшие от голода старики из дома инвалидов написали официальную просьбу на имя командующего военными силами нашего участка и какими-то путями эту просьбу переслали ему. А в ней значилось: «Просим разрешения употреблять в пищу умерших в нашем доме стариков». Комендант просто ума лишился. Этих стариков и старух эвакуировали в тыл. Один из переводчиков, эмигрант, проживший все время эмиграции в Берлине, разъяснил нам… что эта эвакуация закончится общей могилой в Гатчине»

Это выдержки из дневника Осиповой, находящейся на оккупированной территории.

Видно, что деятельность немецких войск легла тяжелым бременем на плечи оккупированных территорий. Всё это привело к разворовыванию и вымиранию мирного населения.

По мотивам книги Максима Кустова “Цена победы в рублях”

13. Нацистский оккупационный режим на захваченной территории ссср.

Цели оккупационной политики гитлеровцев на советской территории были намечены заранее и отчетливо проявились уже в первые месяцы войны. Немецко-фашистские захватчики сразу же начали насаждать так называемый «новый порядок», еще более жестокий, чем уже существовавший в порабощенных странах Европы. Его сущность определялась основными целями войны против СССР и сводилась к тому, чтобы ликвидировать советский общественный и государственный строй, социалистическую систему хозяйства, искоренить марксистско-ленинскую идеологию, истребить большую часть населения страны, а оставшихся людей превратить в рабов, грабить как можно больше народного богатства — продовольствия, сырья, готовой продукции. Фашисты надеялись с помощью грубой силы и лживой пропаганды сломить волю советского народа к сопротивлению.

Гитлеровские главарии и командование вермахта не только разработали принципы оккупационной политики и методы насаждения «нового порядка», но и создали для этого специально подготовленный аппарат.

Захваченные в течение первого года войны территории СССР были разделены на две части. Первая включала в себя пространство от линии фронта до тыловых границ групп армий. В нее входили оккупированные области РСФСР, Крым, восточные области Белоруссии, Черниговская, Сумская и Харьковская области Украины, Донбасс. Административные функции здесь полностью возлагались на военное командование. Вторая часть охватывала почти всю остальную захваченную территорию. Оккупанты учредили на ней два рейхскомиссариата «Остланд» и «Украина». В первый вошли Латвия, Литва, Эстония, часть Белоруссии и Ленинградской области; во второй — основная территория Украины и часть Белоруссии.

Высшим органом управления захваченными областями СССР являлось министерство по делам оккупированных территорий на Востоке (восточное министерство), созданное еще весной 1941 г.

В свою очередь, рейхскомиссариаты делились на генеральные комиссариаты, округа, районы (уезды). В городах создавались городские управы.

Карательные органы существовали почти в каждом населенном пункте.

Для достижения своих целей гитлеровцы не стеснялись в выборе средств. Террор, грабеж, произвол, подкуп, провокации, антисоветскую пропаганду они возвели в ранг государственной политики.

Для упрочения своего господства на захваченной территории оккупанты, выполняя преступный план систематического уничтожения советских людей, беспощадно расправлялись с мирным населением. Повсеместно появились виселицы. Овраги, противотанковые рвы и ямы заполнялись трупами замученных в гестаповских застенках, повешенных и расстрелянных.

В широких масштабах осуществлялось экономическое ограбление оккупированных территорий СССР. Для вывоза в Германию продовольствия, промышленного сырья и оборудования гитлеровцы создали мощный, тироко разветвленный аппарат.

За первое полугодие 1942 г. в Литву прибыло 16 300 немецких колонистов.

Рабочие, крестьяне, служащие на захваченной территории жили в нечеловеческих условиях. Согласно распоряжению Розенберга от 5 августа 1941 г., жители оккупированных районов привлекались к трудовой повинности.

Из-за физического изнурения и недоедания среди населения быстро росла смертность. Так, в Харькове только в январе — марте 1942 г. умерло 6435 человек, в том числе от голода — 3656 6.

Составной частью гитлеровской грабительской политики являлись всевозможные налоги и поборы.

[2]

В начале ноября 1941 г. Геринг дал указание об использовании советских людей на работах в рейхе и на оккупированной территории.

[1]

После поражения немецко-фашистских войск под Москвой принудительный угон советских людей в Германию принял массовый характер (около 2 млн. человек 2).

Читайте так же:  Ответственность за самовольное подключение к электросетям

Наряду с методами физической расправы и грубого принуждения немецко-фашистские захватчики широко использовали всевозможные формы духовного воздействия на советских людей. Однако, несмотря на все усилия гитлеровцев и их ставленников «подрывная деятельность фашизма не увенчалась успехом, как это случилось в странах иного общественного строя». Советские люди отвергали вражескую пропаганду. Фашистских пропагандистов и агитаторов народ окрестил «брехунами». Оккупанты вынуждены были признать безуспешность своих усилий в идеологической обработке советских людей.

Кровавый режим террора и насилия в отношении советских граждан установленный фашистами, осложнил борьбу патриотов в тылу врага, но был не в силах остановить нарастания их сопротивления.

Оккупация советских территорий во время Великой Отечественной войны уже не раз становилась объектом исторического исследования. Научный интерес к проблеме вполне понятен — захваченные советские земли представляли собой поле совершенно новых социально-политических, экономических и других взаимоотношений между властью, стремившейся к максимальному использованию для своих нужд ресурсов занятых областей и населением этих областей. Весьма важным мотивом было и стремлением глубже понять масштабы развернувшейся трагедии, сущность происходивших процессов. Ведь в период фашистского ига наш народ понёс колоссальные потери. По данным Управления статистики населения Госкомстата СССР и Центра по изучению проблем народонаселения при МГУ, на оккупированной фашистами и их союзниками советской территории, а также на принудительных работах в Германии погибло 13 млн. 684 тыс. мирных советских граждан.

Вторая мировая война: оккупационный режим на захваченной советской территории

Цели оккупационной политики гитлеровцев на советской территории были намечены заранее и отчетливо проявились уже в первые месяцы войны. Немецко-фашистские захватчики сразу же начали насаждать так называемый «новый порядок», еще более жестокий, чем уже существовавший в порабощенных странах Европы.

Его сущность определялась основными целями войны против СССР и сводилась к тому, чтобы ликвидировать советский общественный и государственный строй, социалистическую систему хозяйства, искоренить марксистско-ленинскую идеологию, истребить большую часть населения страны, а оставшихся людей превратить в рабов, грабить как можно больше народного богатства — продовольствия, сырья, готовой продукции. Фашисты надеялись с помощью грубой силы и лживой пропаганды сломить волю советского народа к сопротивлению.

Гитлеровские главари и командование вермахта не только разработали принципы оккупационной политики и методы насаждения «нового порядка», но и создали для этого специально подготовленный аппарат.

Захваченные в течение первого года войны территории СССР были разделены на две части. Первая включала в себя пространство от линии фронта до тыловых границ групп армий. В нее входили оккупированные области РСФСР, Крым, восточные области Белоруссии, Черниговская, Сумская и Харьковская области Украины, Донбасс. Административные функции здесь полностью возлагались на военное командование. Вторая часть охватывала почти всю остальную захваченную территорию. Оккупанты учредили на ней два рейхскомиссариата — «Остланд» и «Украина». В первый вошли Латвия, Литва, Эстония, часть Белоруссии и Ленинградской области; во второй — основная территория Украины и часть Белоруссии. Львовская, Дрогобычская, Станиславская и Тернопольская области передавались в состав генерал-губернаторства, созданного на польской территории. Между Днестром и Бугом было образовано румынское генерал-губернаторство, управлявшееся королевским правительством (так называемая «Транснистрия»), в которое включались Молдавия и часть земель Украины.

Высшим органом управления захваченными областями СССР являлось министерство по делам оккупированных территорий на Востоке (восточное министерство), созданное еще весной 1941 г. С 17 июля им руководила. Розенберг. Рейхскомиссариат «Остланд» возглавлял X. Лозе, а рейхскомиссариат «Украина» — Э. Кох.

В свою очередь, рейхскомиссариаты делились на генеральные комиссариаты, округа, районы (уезды), во главе которых стояли генеральные, окружные и районные комиссары. В городах создавались городские управы. В сельской местности назначались волостные старшины (бургомистры) и старосты деревень, подбиравшиеся в основном из предателей и уголовников. Фашистская администрация использовала их в качестве проводников «нового порядка».

Оккупационная администрация опиралась не только на охранные дивизии, предназначавшиеся для усмирения населения, но и на гестапо, контрразведку, полевую жандармерию, специальные отряды и команды по борьбе с партизанами, полицейские и националистические формирования.

Карательные органы существовали почти в каждом населенном пункте. В сельских районах это были главным образом полицейские отряды, в крупных населенных пунктах — подразделения эсэсовцев и охранные части.

Для достижения своих целей гитлеровцы не стеснялись в выборе средств. Террор, грабеж, произвол, подкуп, провокации, антисоветскую пропаганду они возвели в ранг государственной политики. Фашистские захватчики запретили на оккупированной территории все общественные организации. Коммунисты и комсомольцы, работники советских учреждений и организаций подвергались жестоким репрессиям. Уничтожались политическая литература, школьные учебники; переименовывались улицы, площади, поселки, разрушались здания. В приказе командующего 6-й немецкой армией В. Рейхенау «О поведении войск на Востоке» говорилось: «Войска заинтересованы в ликвидации пожаров только тех зданий, которые должны быть использованы для расположения воинских частей. В остальном исчезновение символов бывшего некогда господства большевиков, в том числе и зданий, соответствует задачам войны на уничтожение. Никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения».

Для упрочения своего господства на захваченной территории оккупанты, выполняя преступный план систематического уничтожения советских людей, беспощадно расправлялись с мирным населением. Повсеместно появились виселицы. Овраги, противотанковые рвы и ямы заполнялись трупами замученных в гестаповских застенках, повешенных и расстрелянных. Никаких законов, защищающих жизнь и имущество граждан, не существовало. В тылу врага царил полный произвол фашистской армии и оккупационной администрации. Любой человек по самому незначительному поводу мог быть арестован, подвергнут пыткам, расстрелян или повешен. Людей казнили за оставление работы, хождение по улицам в неустановленные часы, чтение антифашистских листовок, слушание радиопередач и т. п.

В широких масштабах осуществлялось экономическое ограбление оккупированных территорий СССР. Для вывоза в Германию продовольствия, промышленного сырья и оборудования гитлеровцы создали мощный, широко разветвленный аппарат. Всякого рода экономические штабы, хозяйственные специалисты, комиссары, коменданты, сельскохозяйственные фюреры, инспекторы, военные агрономы, как паутиной, опутали всю оккупированную советскую территорию. Только в центральном торговом обществе «Восток» и параллельных ему обществах было занято 7 тыс. имперских военнослужащих. Уже в первой половине 1942 г. на Украине находилось 7 тыс. немецких сельскохозяйственных специалистов.

За первое полугодие 1942 г. в Литву прибыло 16 300 немецких колонистов. В 1942 г. в оккупированные советские сельскохозяйственные районы было прислано 30 тыс. членов организации гитлерюгенд для прохождения практики в качестве будущих колонистов.

Особенно интенсивно велись гитлеровцами заготовка и вывоз продуктов сельского хозяйства и сырья. На совещании рейхскомиссаров оккупированных областей с участием представителей военного командования, посвященном продовольственному положению, Геринг говорил: «Вы посланы туда не для того, чтобы работать на благосостояние вверенных вам народов, а для того, чтобы выкачать все возможное с тем, чтобы мог жить немецкий народ. Этого я ожидаю от вас. Вы должны быть, как легавые собаки, там, где имеется еще кое-что, в чем может нуждаться немецкий народ. Это должно быть молниеносно извлечено из складов и доставлено сюда».

Читайте так же:  Протокол образования земельных участков путем перераспределения пример

Рабочие, крестьяне, служащие на захваченной территории жили в нечеловеческих условиях. Они были начисто ограблены и лишены всех прав. Согласно распоряжению Розенберга от 5 августа 1941 г., жители оккупированных районов привлекались к трудовой повинности. Лиц, уклонявшихся от работы, бросали в каторжные тюрьмы или отправляли на виселицу. Рабочий день даже на вредных для здоровья предприятиях продолжался 14 — 16 часов в сутки. Часто людей заставляли работать бесплатно или за мизерное вознаграждение, например за половину немецкой оккупационной марки в день. Самая высокая зарплата квалифицированного рабочего была 60 марок в месяц, чернорабочего — в два раза ниже, а скромный обед стоил 3 — 5 марок.

Население не обеспечивалось одеждой, обувью, предметами первой необходимости. Нормы выдачи хлеба составляли 200 — 300 г в сутки. Например, в Полоцке (БССР) рабочий в день получал около 250 г «хлеба» из смеси овса, вики, ячменя и ржи. Работающим женщинам полагалось 210 г хлеба, детям — 100 г. Но и эти официальные нормы не соблюдались. Нередко продовольственный паек не получали те люди, которых гитлеровцы принудили работать на небольших предприятиях, на транспорте, в сельском хозяйстве, на добыче природных ископаемых.

Из-за физического изнурения и недоедания среди населения быстро росла смертность. Так, в Харькове только в январе — марте 1942 г. умерло 6435 человек, в том числе от голода — 3656.

В «государственных имениях», созданных оккупантами на территориях совхозов, и в имениях колонистов рабочий день длился 14 — 16 часов. За этот каторжный труд выдавали по 300 г овсяной муки. Чтобы не умереть с голоду, крестьяне были вынуждены при выпечке хлеба добавлять в него картофельную шелуху, мякину, траву.

Составной частью гитлеровской грабительской политики являлись всевозможные налоги и поборы. Помимо подоходного, подушного, военного, налогов с прибыли, оборота, наследства с каждого трудоспособного взимались больничный сбор, страховой сбор, налоги на строения и транспортные средства, «лишние» окна и двери, «лишнюю» мебель, за скот, собак, кошек и многое другое. Кроме того, существовала целая система штрафов.

Уже в первые месяцы войны из-за больших потерь на советско-германском фронте правителям фашистской Германии пришлось провести дополнительные мобилизации немецкого населения для пополнения воинских частей. В связи с этим стал ощущаться недостаток рабочих в промышленности и сельском хозяйстве.

В начале ноября 1941 г. Геринг дал указание об использовании советских людей на работах в рейхе и на оккупированной территории. Он заявил: «Русские рабочие показали свою трудоспособность во время строительства гигантской русской промышленности, поэтому эта трудоспособность должна быть теперь использована на благо империи».

После поражения немецко-фашистских войск под Москвой принудительный угон советских людей в Германию принял массовый характер. Всего, по сообщению немецких властей, в 1942 г. из оккупированных областей Советского Союза было отправлено в Германию около 2 млн. человек.

При проведении оккупационной политики немецко-фашистские захватчики использовали предателей советского народа, буржуазных националистов, уголовников. Часть «непопулярных» мероприятий они перекладывали на плечи местной полиции, старост и бургомистров, которые, выслуживаясь перед оккупантами, участвовали в карательных экспедициях, экзекуциях, грабежах и насилиях. Гитлеровским командованием, например, создавались специальные банды, которые бесчинствовали, грабили, убивали, выдавая себя за партизан, чтобы скомпрометировать их. Патриоты в тылу врага беспощадно расправлялись с такими провокаторами.

Наряду с методами физической расправы и грубого принуждения немецко-фашистские захватчики широко использовали всевозможные формы духовного воздействия на советских людей. Много внимания они уделяли идеологической обработке населения, провокациям, демагогии и другим приемам.

Для ведения антисоветской пропаганды был создан специальный аппарат. В геббельсовском министерстве функционировал отдел оккупированных восточных областей, многочисленные чиновники которого пытались воздействовать на умы советских людей через радио, печать, кино, литературу. При восточном министерстве имелись два специальных управления: культуры и пропаганды. В рейхскомиссариате «Остланд» также существовали два отдела — культурно-политический и печати. У генерального комиссара Белоруссии В. Кубе, например, был специальный помощник по делам просвещения и пропаганды.

Все эти управления, отделы и помощники «по делам культуры» были крайне далеки от мысли о действительном ее развитии, они занимались антисоветской пропагандой.

Из всех средств воздействия в арсенале оккупантов на первом месте была печать. Почти во всех крупных городах и во многих районных центрах были созданы типографии, оборудование для которых в большинстве случаев завозилось из Германии. Здесь издавались листовки, обращения, приказы, распоряжения, а также газеты и журналы. Организовывались так называемые «экскурсии» в Германию специально подобранных людей из числа гитлеровских прислужников, чтобы те после возвращения домой выступали перед населением и рассказывали о «райской жизни» в Германии.

Однако, несмотря на все усилия гитлеровцев и их ставленников, «подрывная деятельность фашизма не увенчалась успехом, как это случи­лось в странах иного общественного строя». Советские люди отвергали вражескую пропаганду. Фашистских пропагандистов и агитаторов народ окрестил «брехунами». Оккупанты вынуждены были признать безуспеш­ность своих усилий в идеологической обработке советских людей. В од­ном из выступлений Розенберг говорил: «. население Белоруссии в та­кой мере заражено большевистским мировоззрением, что для местного самоуправления не имеется ни организационных, ни персональных усло­вий», что «позитивных элементов, на которые можно было бы опереть­ся, в Белоруссии не обнаружено».

Видео (кликните для воспроизведения).

Кровавый режим террора и насилия в отношении советских граждан, установленный фашистами, осложнил борьбу патриотов в тылу врага, но был не в силах остановить нарастания их сопротивления.

Источники


  1. Смирнов, В. Н. Адвокатура и адвокатская деятельность / В.Н. Смирнов, А.С. Смыкалин. — М.: Проспект, Уральская государственная юридическая академия, 2015. — 320 c.

  2. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (постатейный); Юркомпани — М., 2012. — 520 c.

  3. Борисов, А. Н. Защита от принудительной ликвидации юридического лица по искам государственных органов / А.Н. Борисов. — М.: «Юридический Дом «Юстицинформ», 2007. — 272 c.
Оккупированные территории во время великой отечественной войны
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here