Отказ от права преимущественной покупки несовершеннолетнего

Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Отказ от права преимущественной покупки несовершеннолетнего" с полным раскрытием тематики и дополнительными источниками информации.

Приложение N 12. Разрешение на отказ от преимущественного права покупки от имени несовершеннолетнего

Приложение N 12

Образец
Утвержден
постановлением Исполнительного комитета
Альметьевского муниципального района
от 4 июля 2013 г. N 2785

>
N 13. Разрешение на приватизацию квартиры без участия несовершеннолетнего
Содержание
Постановление Исполнительного комитета Альметьевского муниципального района РТ от 4 июля 2013 г. N 2785 «О передаче полномочий.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Ребенок-собственник: если опека не разрешает…

По закону дети от 14 до 18 лет могут совершать сделки только с согласия своих законных представителей (родителей), а дети до 14 лет вообще не могут совершать сделки сами – за них действуют родители, за исключением специально перечисленных в законе случаев (ст. 26, ст. 28 ГК РФ). При этом родители не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки (или давать согласие на их совершение), если в результате этого отчуждается или иным образом уменьшается имущество ребенка или ребенок отказывается от принадлежащих ему прав (п. 2 ст. 37 ГК РФ, ч. 2 ст. 20 и ч. 1 ст. 21 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

Органы опеки и попечительства, проверяя законность сделки по отчуждению недвижимости, устанавливают, соответствует ли она интересам несовершеннолетнего и не ухудшаются ли условия проживания несовершеннолетнего, если он не является собственником в отчуждаемом жилом помещении, или не уменьшается ли его собственность в случае, если несовершеннолетний является собственником квартиры. Разрешение на совершение сделки должно быть выражено ясно и недвусмысленно, в нем должно содержаться указание на то, какую именно сделку (купли-продажи, мены, залога и т.п.) и на каких условиях разрешается заключить. Но главный критерий в данном случае – подобные условия не должны каким бы то ни было образом умалять имущественные права и ущемлять законные интересы несовершеннолетнего.

При этом Конституционный Суд в своем определении от 6 марта 2003 г. № 119-О пришел к выводу, что из содержания абз. 2 п. 1 ст. 28 и п.п. 2-3 ст. 37 ГК РФ не вытекает право органов опеки и попечительства произвольно запрещать сделки по отчуждению имущества несовершеннолетних детей, совершаемые их родителями; напротив, в соответствии с общими принципами права и требованиями ст. 2, ст. 17 и ст. 38 Конституции РФ, решения органов опеки и попечительства – в случае их обжалования в судебном порядке – подлежат оценке исходя из конкретных обстоятельств дела.

Например, судебная практика исходит из того, что на снятие денежных средств со счета, открытого на имя ребенка, разрешение может быть выдано опекуну не только на разовый акт, но и, например, на распоряжение неограниченными по количеству выдач и размеру сумм денежными средствами до достижения ребенком определенного возраста (как правило, до 16 лет, когда он сможет это делать сам) (см., например, решение Новозыбковского городского суда Брянской области от 4 марта 2011 г.). Лицу, не являющемуся законным представителем, опекуном или попечителем ребенка разрешение опеки на распоряжение деньгами несовершеннолетнего не может быть выдано: так, в одном из дел дедушка открыл на имя внука вклад, однако через некоторое время передумал и решил забрать деньги, но ни орган опеки, ни суд его желание удовлетворить не смогли (решение Химкинского городского суда Московской области от 18 июля 2012 г.).

В другой ситуации мать решила продать доли в уставном капитале ООО, принадлежащие ее дочери по наследству после смерти отца, по цене в четыре раза меньшей, чем было указано в свидетельстве о праве на наследство, при этом понижение стоимости имущества никак не было обосновано. В результате орган опеки в выдаче разрешения на продажу отказал, и суд с ним согласился (решение Нефтеюганского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Тюменской области от 1 февраля 2012 г. по делу № 2-296/2012).

Возражения второго родителя по поводу совершения сделки не являются безусловным основанием для отказа органа опеки – проверяется, насколько сделка соответствует интересам ребенка, а не родителей (одного из них). Так, согласно утвержденному актом муниципалитета порядку для получения разрешения в орган опеки должны были обращаться оба родителя, в том числе и в случае расторжения между ними брака; заявление от одного родителя могло быть принято только от одинокой матери или в случае признания второго родителя без вести пропавшим. Однако суд признал это положение не соответствующим закону, поскольку оно ограничивает права родителей – ведь федеральное законодательство не предусматривает обязательного достижения родителями согласия относительно имущественных прав их ребенка (смотрите, например, решение Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 17 мая 2011 г. по делу № 2-1249/11).

Если продаваемое жилье было благоустроенной квартирой или комнатой, расположенной в центре города и близко от посещаемых ребенком учреждений (сада, школы), а приобретаемое жилье хоть и больше по площади и не является коммуналкой, но расположено на окраине, неблагоустроено, имеет большой процент износа – органы опеки обычно отказывают в согласовании сделки и суды с ними соглашаются. Так, в одном из судебных дел десятикласснику принадлежала 20-метровая комната в полностью благоустроенной коммунальной квартире в многоквартирном кирпичном доме с высокими потолками рядом с его школой, а почти 70-летний деревянный жилой дом, 2/3 доли в котором родитель планировал купить на имя несовершеннолетнего, находился в оползневой зоне на краю города, его жилая площадь составляла всего 40 метров, и в нем не было ни отопления, ни воды, ни канализации. Отказ органа опеки в даче согласия на продажу имущества несовершеннолетнего в такой ситуации был признан решением Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 24 сентября 2010 г. законным и обоснованным.

Особняком стоит ситуация, когда сособственники жилья, доля в котором принадлежит несовершеннолетнему, намерены продать свои доли посторонним лицам. Пункт 2 ст. 37 и ст. 250 ГК РФ предусматривают в таком случае обязанность предложить выкупить эти доли ребенку (если он младше 14 лет – его законным представителям), а в случае отказа несовершеннолетнего или его родителя от реализации этого преимущественного права – нужно получить согласие органа опеки на такой отказ (как на сделку, влекущую отказ от принадлежащих подопечному прав). Необходимость представить на регистрацию сделки соответствующие документы указана также в Инструкции о порядке государственной регистрации прав несовершеннолетних на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденной приказом Минюста РФ от 20 июня 2004 г. № 126.

В одном из судебных дел мать собиралась продать постороннему лицу комнату в коммунальной квартире, принадлежащую ей и ее ребенку, при этом собственниками других комнат в квартире также являлись несовершеннолетние. В регистрации сделки было отказано по тому мотиву, что среди прочих документов не были представлены отказы родителей этих детей от покупки продаваемой комнаты, а также разрешение органа опеки на такой отказ; и Ленинский районный суд города Нижний Тагил Свердловской области в своем решении от 22 октября 2012 г. по делу № 2-2158/2012 отказ органа по регистрации прав на недвижимое имущества признал правомерным. При этом, как показывает практика, если сделка была фактически исполнена, то такой отказ может и не помешать признанию права собственности покупателя на приобретенную долю в судебном порядке (смотрите, например, решение Чайковского городского суда Пермского края по иску Рамазанова Салавата Минурасимовича).

Читайте так же:  Претензия на возмещение ущерба юридическому лицу образец

В то же время существует и противоположный подход к решению данного вопроса. Так, Новокуйбышевский городской суд Самарской области в своем решении от 28 апреля 2011 г., наоборот, указал, что при наличии возражения органа опеки и попечительства нарушается право собственника по распоряжению принадлежащим ему имуществом, а разрешение или согласие органа опеки в такой ситуации не требуется (смотрите также апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 5 апреля 2013 г. по делу № 33-3198/2013, определение Московского городского суда от 13 июля 2012 г. № 4г/7-5931/12, определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 31 января 2012 г. по делу № 33-636/2012). Представляется, что данная точка зрения, несмотря на ее непопулярность среди судейского сообщества, более соответствует смыслу закона.

Действительно, при продаже доли постороннему лицу может возникнуть такая ситуация, что ребенок, ранее проживавший только с лицами, с которым он состоит в родственной связи, окажется в ситуации, когда он вынужден проживать в одном жилом помещении с чужим человеком. В то же время, тот факт, что формальный родственник ребенка не желает проживать с ним и иными родными совместно и готов распорядиться своей долей, свидетельствует о том, что родственные связи между ним и остальными членами семьи почти утрачены (по крайней мере – в части возможности жизни под одной крышей) и не являются достаточно прочными, поэтому никакой существенной разницы между проживанием с несовершеннолетним такого «родственника» и постороннего человека не будет. Кроме того, если квартира еще до вселения туда ребенка уже фактически была коммунальной (то есть в ней проживали также и граждане, не являющиеся членами семьи несовершеннолетнего, либо такие лица входили в число сособственников и не проживали в квартире), то смена одного из сособственников никак не изменит сложившееся положение вещей и не ухудшит жилищные условия ребенка.

Также следует отметить, что разрешение опеки в такой ситуации дается на такое юридическое действие (сделку) как отказ от покупки, а не на саму сделку покупки или продажи. Если опека возражает против отказа, а сами родители как представители ребенка не хотят (или не могут в силу финансовых обстоятельств) приобрести предлагаемую им долю в праве, опека не может заставить их это сделать. Получается, что фактически наличие или отсутствие разрешения опеки на отказ в таком случае не имеет никакого правового значения. Теоретически, при наличии таких возражений продавец вправе счесть, что им не получен ни отказ, ни согласие данного сособственника-несовершеннолетнего (его представителей), подождать установленный в законе срок и продать свою долю третьему лицу. Правда, в реальности сторон проведенной таким образом сделки могут ждать определенные трудности при регистрации перехода права в виде описанных выше приостановления и отказа в регистрации, которые, возможно, не смогут быть устранены даже в судебном порядке. Безусловно, такая ситуация не является нормальной и требует более подробного правового урегулирования.

Однако в обратной ситуации – когда родители согласны приобрести долю, а опека возражает, – такой отказ органа опеки (который уже фактически является разрешением или согласием не на отказ от преимущественного права, а на распоряжение денежными средствами, принадлежащими несовершеннолетнему), безусловно, имеет правовое значение и может быть оспорен в суде. Если родители в такой ситуации действуют не в интересах ребенка (например, если покупка предлагается по явно завышенной цене, или его имущественные права будут ущемлены по иным причинам) – отказ опеки следует признать правомерным.

Отказ от права преимущественной покупки несовершеннолетнего

Решение Верховного суда РФ от 15.08.2007 № ГКПИ07-737 говорит о том, что ДА.

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
15 августа 2007 г. г. Москва
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда
Российской Федерации Толчеева Н.К.
при секретаре Тихоновой А.Н.
с участием прокурора Гончаровой Н.Ю.
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Климовича Олега Витольдовича о признании недействующим абзаца четвертого пункта 8 Инструкции о порядке государственной регистрации прав несовершеннолетних на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 20 июля 2004 года № 126,

В судебном заседании представитель заявителя Королева В.А. поддержала заявленное требование, ссылаясь на то, что ни один федеральный закон не требует представлять предусмотренное оспариваемой нормой разрешение (согласие) на отказ несовершеннолетнего от преимущественного права покупки, орган опеки и попечительства ни при каких обстоятельствах не может дать отрицательного ответа, нотариально засвидетельствованный отказ является достаточной мерой защиты интересов несовершеннолетнего сособственника, действует презумпция добросовестности родителей, которым нотариусом разъясняются последствия отказа.

Представители Министерства юстиции Российской Федерации Волынцева А.В. и Каравичев В.О. возражали против удовлетворения заявления, пояснив, что оспариваемое положение Инструкции соответствует требованиям действующего законодательства, которым установлена необходимость получения предварительного согласия органа опеки и попечительства в случаях совершения несовершеннолетним сделок, не только влекущих уменьшение имущества подопечного, но и иных сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, в связи с чем требования Климовича О.В. являются необоснованными.

Выслушав и обсудив доводы участвующих в деле лиц, проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие федеральным законам, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей в удовлетворении заявленного требования отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявления.

Статьей 10 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусмотрено, что федеральный орган в области государственной регистрации разрабатывает и издает методические материалы по вопросам практики ведения государственной регистрации прав органами по государственной регистрации.
Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним является Министерство юстиции Российской Федерации, что установлено в пункте 1 Положения о нем, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 года № 1313 (в редакции от 7 мая 2007 года).

Министерство юстиции Российской Федерации, реализуя свои полномочия, приказом от 20 июля 2004 года № 126 утвердило Инструкцию, отдельные положения которой оспариваются заявителем. Приказ зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 22 июля 2004 г., регистрационный № 5938, опубликован в «Российской газете» 29 июля 2004 г., № 160.
В Инструкции конкретизированы законодательные положения, определяющие порядок государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, с учетом особенностей проведения государственной регистрации прав несовершеннолетних на такое имущество и сделок с ним.

Обязанности органов опеки и попечительства защищать интересы несовершеннолетних лиц вытекает из пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», которым установлено, что органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, должностные лица указанных органов в соответствии со своей компетенцией содействуют ребенку в реализации и защите его прав и законных интересов с учетом возраста ребенка и в пределах установленного законодательством Российской Федерации объема дееспособности ребёнка посредством порядка защиты прав, установленных законодательством Российской Федерации.

[3]

Согласно пункту 1 статьи 26 Гражданского кодекса РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки, за исключением названных в пункте 2 настоящей статьи, с письменного согласия своих законных представителей — родителей, усыновителей или попечителя.

Читайте так же:  Переход на непосредственное управление многоквартирным домом процедура

В соответствии с пунктом 3 статьи 34 того же Кодекса орган опеки и попечительства по месту жительства подопечных осуществляет надзор за деятельностью их опекунов и попечителей.
Согласно пункту 2 статьи 37 Кодекса опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

Данные правила распространяются и на родителей при осуществлении ими правомочий по управлению имуществом ребенка (пункт 3 статьи 60 Семейного кодекса РФ).

Оспариваемая норма, требующая разрешение (согласие) органа опеки и попечительства в случае дачи согласия законным представителем несовершеннолетнему в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет на отказ от преимущественного права покупки доли в праве общей собственности на имущество, должна рассматриваться в единстве с положениями статьи 250 Гражданского кодекса РФ, которая устанавливает преимущественное право покупки в случае отчуждения доли в праве общей собственности, защищая тем самым интересы остальных участников долевой собственности, связанные с владением и распоряжением общим имуществом, так как ставит их в привилегированное положение по отношению к посторонним лицам.

Отказ от преимущественного права покупки является действием, влекущим прекращение вытекающего из отношений общей собственности права отказавшегося лица, и, соответственно, обязанности продавца продать именно ему отчуждаемую долю, а равно возникновение у продавца права на отчуждение доли в общей собственности другому избранному им лицу.

Действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, признаются сделками (статья 153 Гражданского кодекса РФ).

Следовательно, отказ от принадлежащего подопечному преимущественного права покупки, влекущий уменьшение объема его прав как участника общей долевой собственности, относится к сделкам, на совершение которых в силу пункта 2 статьи 37 Гражданского кодекса РФ требуется предварительное разрешение органа опеки и попечительства.

Невыполнение указанного требования закона может повлечь нарушение прав несовершеннолетнего, принадлежащих ему в связи с участием в общей собственности. В частности, если родитель, являясь наряду с ним участником общей собственности, выражает свое согласие на совершение сделки с намерением самому воспользоваться данным правом в ущерб интересам ребенка, либо когда другой родитель настаивает на реализации несовершеннолетним, обладающим достаточными средствами для покупки, преимущественного права приобретения отчуждаемой доли, либо когда законный представитель и несовершеннолетний заблуждаются в последствиях отказа от имеющегося права на приобретение доли и т.п.

Выяснение действительного желания и возможности реализации несовершеннолетним участником долевой собственности принадлежащего ему преимущественного права покупки, мнения обоих родителей, наличия или отсутствия противоречия между интересами родителей и детей, когда родители в силу пункта 2 статьи 64 Семейного кодекса РФ не вправе представлять интересы своих несовершеннолетних детей, и других обстоятельств, имеющих значение для защиты интересов несовершеннолетнего, входит в компетенцию органов опеки и попечительства, в связи с чем нельзя признать правильной ссылку представителя заявителя надостаточность разъяснения нотариусом последствий отказа от преимущественного права покупки.

Довод заявителя о нарушении требований статьи 1, пункта 1 статьи 421 Гражданского кодекса РФ является необоснованным, поскольку в данном случае права на совершение сделки по отчуждению доли в общей собственности, участником которой является несовершеннолетний, ограничены вышеназванными нормами федерального закона, а не оспариваемой нормой, принятой в их развитие и соответствующей им.

В соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса РФ суд, признав, что оспариваемые нормативные положения не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.
Руководствуясь статьями 194 — 199, 253 Гражданского процессуального кодекса РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:
в удовлетворении заявления Климовича Олега Витольдовича отказать.
Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.

Источник: http://www.supcourt.ru/arxiv_out/TEXT.PHP? >_________________
Еcли вы думаете, что сможете — вы сможете, если вы думаете, что не сможете — вы правы.

[2]

Вернуться к началу
Alexandra

Зарегистрирован: 17.09.2006
Сообщения: 1775
Откуда: Москва

Добавлено: Ср Фев 13, 2008 1:24 am Заголовок сообщения:
Мое субъективное мнение:

Последний раз редактировалось: Alexandra (Ср Дек 09, 2009 3:51 pm), всего редактировалось 1 раз

Вернуться к началу
плотник

Зарегистрирован: 15.02.2007
Сообщения: 482

Добавлено: Сб Фев 16, 2008 12:25 am Заголовок сообщения:
Чего спорить с Верховным судом Нужно не спорить, а исполнять .
Вернуться к началу
Alexandra

Зарегистрирован: 17.09.2006
Сообщения: 1775
Откуда: Москва

Добавлено: Ср Дек 09, 2009 4:05 pm Заголовок сообщения:
Никто не спорит, просто пытаемся разобраться и найти выход из сутуации, когда родители несовершеннолетнего, не обладая необходимыми для покупки доли денежными средствами, выторговывают, уклоняясь от посещения органов опеки, более низкую цену.

В соответствии со ст. 24 Закона о госрегистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу к заявлению о государственной регистрации прилагаются документы, подтверждающие, что продавец доли известил в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю с указанием цены и других условий, на которых продает ее.

К заявлению о государственной регистрации, как указано в законе, могут прилагаться документы, подтверждающие отказ остальных участников долевой собственности от покупки доли и оформленные в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав, или нотариально заверенные. В этом случае государственная регистрация права на долю в общей собственности проводится независимо от срока, прошедшего с момента извещения продавцом доли остальных участников долевой собственности.

Таким образом, Закон о госрегистрации также не содержит обязательного требования предоставления именно отказа от покупки, продавец может предоставить документ, подтверждающий извещение других участников о продаже.

Как указано в той же статье закона, в случае, если к заявлению о государственной регистрации не приложены документы, подтверждающие отказ остальных участников долевой собственности от покупки доли, государственный регистратор обязан приостановить государственную регистрацию до истечения месяца со дня извещения продавцом доли остальных участников долевой собственности, если на день подачи заявления о государственной регистрации такой срок не истек.

Отказ от преимущественной покупки несовершеннолетних и недееспособных

При продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов — п. 1 ст. 250 ГК РФ.
Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее.
Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество — в течение десяти дней со дня извещения, продавец доли вправе продать свою долю любому лицу — п. 2 ст. 250 ГК РФ.

Является ли отказ от преимущественного права покупки сделкой, влекущей отказ от принадлежащих подопечному прав или уменьшающей имущество подопечного?

Так, сделка — это действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Юридические последствия, возникающие у субъектов вследствие совершения сделки, представляют собой ее правовой результат. Как представляется, заслуживает внимания точка зрения, согласно которой отказ от права преимущественной покупки является сделкой.
Более того, отказ от права преимущественной покупки может быть рассмотрен в качестве односторонней сделки.
Как нам известно, односторонние сделки — это особые правовые явления. Их совершение выступает актом распоряжения субъектами гражданскими правами и может создавать особые правовые последствия.
Так, по общему правилу односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку. Для других лиц она может создавать обязанности лишь в случаях, установленных законом, либо с согласия этих лиц.

Читайте так же:  Ограничение прав и обременение объекта недвижимости ипотека

А если собственник несовершеннолетний (недееспособный или ограниченно дееспособный гражданин) и при этом требуется разрешение органа опеки и попечительства для получения разрешения на отказ?

Таким образом:
в тех случаях, когда собственниками являются несовершеннолетние граждане, для того чтобы законный представитель несовершеннолетнего, не достигшего 14-летнего возраста, выразил отказ от преимущественного права покупки доли в праве общей долевой собственности или комнаты в коммунальной квартире, необходимо получить на это согласие органа опеки и попечительства. Аналогичная ситуация возникает, когда несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет, действующий с согласия законного представителя, отказывается от преимущественного права покупки. В случае, если на государственную регистрацию перехода права не представлены вышеназванные документы, то государственный регистратор обязан приостановить, а впоследствии отказать в государственной регистрации.

РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 15.08.2007 № ГКПИ07-737

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
15 августа 2007 г. г. Москва
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда
Российской Федерации Толчеева Н.К.
при секретаре Тихоновой А.Н.
с участием прокурора Гончаровой Н.Ю.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Климовича Олега Витольдовича о признании недействующим абзаца четвертого пункта 8 Инструкции о порядке государственной регистрации прав несовершеннолетних на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 20 июля 2004 года № 126,

В судебном заседании представитель заявителя Королева В.А. поддержала заявленное требование, ссылаясь на то, что ни один федеральный закон не требует представлять предусмотренное оспариваемой нормой разрешение (согласие) на отказ несовершеннолетнего от преимущественного права покупки, орган опеки и попечительства ни при каких обстоятельствах не может дать отрицательного ответа, нотариально засвидетельствованный отказ является достаточной мерой защиты интересов несовершеннолетнего сособственника, действует презумпция добросовестности родителей, которым нотариусом разъясняются последствия отказа.

Представители Министерства юстиции Российской Федерации Волынцева А.В. и Каравичев В.О. возражали против удовлетворения заявления, пояснив, что оспариваемое положение Инструкции соответствует требованиям действующего законодательства, которым установлена необходимость получения предварительного согласия органа опеки и попечительства в случаях совершения несовершеннолетним сделок, не только влекущих уменьшение имущества подопечного, но и иных сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, в связи с чем требования Климовича О.В. являются необоснованными.

Выслушав и обсудив доводы участвующих в деле лиц, проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие федеральным законам, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей в удовлетворении заявленного требования отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявления.

Статьей 10 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусмотрено, что федеральный орган в области государственной регистрации разрабатывает и издает методические материалы по вопросам практики ведения государственной регистрации прав органами по государственной регистрации.
Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним является Министерство юстиции Российской Федерации, что установлено в пункте 1 Положения о нем, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 года № 1313 (в редакции от 7 мая 2007 года).

Министерство юстиции Российской Федерации, реализуя свои полномочия, приказом от 20 июля 2004 года № 126 утвердило Инструкцию, отдельные положения которой оспариваются заявителем. Приказ зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 22 июля 2004 г., регистрационный № 5938, опубликован в «Российской газете» 29 июля 2004 г., № 160.
В Инструкции конкретизированы законодательные положения, определяющие порядок государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, с учетом особенностей проведения государственной регистрации прав несовершеннолетних на такое имущество и сделок с ним.

Обязанности органов опеки и попечительства защищать интересы несовершеннолетних лиц вытекает из пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», которым установлено, что органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, должностные лица указанных органов в соответствии со своей компетенцией содействуют ребенку в реализации и защите его прав и законных интересов с учетом возраста ребенка и в пределах установленного законодательством Российской Федерации объема дееспособности ребёнка посредством порядка защиты прав, установленных законодательством Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 26 Гражданского кодекса РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки, за исключением названных в пункте 2 настоящей статьи, с письменного согласия своих законных представителей — родителей, усыновителей или попечителя.

Видео (кликните для воспроизведения).

В соответствии с пунктом 3 статьи 34 того же Кодекса орган опеки и попечительства по месту жительства подопечных осуществляет надзор за деятельностью их опекунов и попечителей.
Согласно пункту 2 статьи 37 Кодекса опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

Данные правила распространяются и на родителей при осуществлении ими правомочий по управлению имуществом ребенка (пункт 3 статьи 60 Семейного кодекса РФ).

Оспариваемая норма, требующая разрешение (согласие) органа опеки и попечительства в случае дачи согласия законным представителем несовершеннолетнему в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет на отказ от преимущественного права покупки доли в праве общей собственности на имущество, должна рассматриваться в единстве с положениями статьи 250 Гражданского кодекса РФ, которая устанавливает преимущественное право покупки в случае отчуждения доли в праве общей собственности, защищая тем самым интересы остальных участников долевой собственности, связанные с владением и распоряжением общим имуществом, так как ставит их в привилегированное положение по отношению к посторонним лицам.

Отказ от преимущественного права покупки является действием, влекущим прекращение вытекающего из отношений общей собственности права отказавшегося лица, и, соответственно, обязанности продавца продать именно ему отчуждаемую долю, а равно возникновение у продавца права на отчуждение доли в общей собственности другому избранному им лицу.

Действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, признаются сделками (статья 153 Гражданского кодекса РФ).

Читайте так же:  Реструктуризация кредита в тинькофф банке физическому лицу

Следовательно, отказ от принадлежащего подопечному преимущественного права покупки, влекущий уменьшение объема его прав как участника общей долевой собственности, относится к сделкам, на совершение которых в силу пункта 2 статьи 37 Гражданского кодекса РФ требуется предварительное разрешение органа опеки и попечительства.

Невыполнение указанного требования закона может повлечь нарушение прав несовершеннолетнего, принадлежащих ему в связи с участием в общей собственности. В частности, если родитель, являясь наряду с ним участником общей собственности, выражает свое согласие на совершение сделки с намерением самому воспользоваться данным правом в ущерб интересам ребенка, либо когда другой родитель настаивает на реализации несовершеннолетним, обладающим достаточными средствами для покупки, преимущественного права приобретения отчуждаемой доли, либо когда законный представитель и несовершеннолетний заблуждаются в последствиях отказа от имеющегося права на приобретение доли и т.п.

Выяснение действительного желания и возможности реализации несовершеннолетним участником долевой собственности принадлежащего ему преимущественного права покупки, мнения обоих родителей, наличия или отсутствия противоречия между интересами родителей и детей, когда родители в силу пункта 2 статьи 64 Семейного кодекса РФ не вправе представлять интересы своих несовершеннолетних детей, и других обстоятельств, имеющих значение для защиты интересов несовершеннолетнего, входит в компетенцию органов опеки и попечительства, в связи с чем нельзя признать правильной ссылку представителя заявителя надостаточность разъяснения нотариусом последствий отказа от преимущественного права покупки.

Довод заявителя о нарушении требований статьи 1, пункта 1 статьи 421 Гражданского кодекса РФ является необоснованным, поскольку в данном случае права на совершение сделки по отчуждению доли в общей собственности, участником которой является несовершеннолетний, ограничены вышеназванными нормами федерального закона, а не оспариваемой нормой, принятой в их развитие и соответствующей им.

В соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса РФ суд, признав, что оспариваемые нормативные положения не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.
Руководствуясь статьями 194 — 199, 253 Гражданского процессуального кодекса РФ, Верховный Суд Российской Федерации

в удовлетворении заявления Климовича Олега Витольдовича отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.

Отказ от права преимущественной покупки со стороны несовершеннолетних и лиц, лишенных дееспособности или ограниченных в ней

Гращенкова О., компания «Миэль», отд. «Западное».

«При продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов» — п. 1 ст. 250 ГК РФ.

«Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество — в течение десяти дней со дня извещения, продавец доли вправе продать свою долю любому лицу» — п. 2 ст. 250 ГК РФ.

Является ли отказ от преимущественного права покупки сделкой, влекущей отказ от принадлежащих подопечному прав или уменьшающей имущество подопечного?

Сделка — это действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Юридические последствия, возникающие у субъектов вследствие совершения сделки, представляют собой ее правовой результат. Как представляется, заслуживает внимания точка зрения, согласно которой отказ от права преимущественной покупки является сделкой.

Более того, отказ от права преимущественной покупки может быть рассмотрен в качестве односторонней сделки.

Как нам известно, односторонние сделки — это особые правовые явления. Их совершение выступает актом распоряжения субъектами гражданскими правами и может создавать особые правовые последствия.

Так, по общему правилу односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку. Для других лиц она может создавать обязанности лишь в случаях, установленных законом, либо с согласия этих лиц.

Возникает вопрос, можно ли отнести сюда отказ от права преимущественной покупки, когда сособственником является несовершеннолетний (недееспособный или ограниченно дееспособный гражданин) и при этом требуется разрешение органа опеки и попечительства для получения разрешения на отказ? Думается, что да.

Опекун, являясь законным представителем подопечного, полностью заменяет его в имущественных отношениях и в соответствии с этим вправе совершать от имени подопечного все сделки, которые необходимы для обеспечения интересов подопечного и целей опеки. Попечитель имеет право давать или не давать согласие на совершение сделок подопечным. Однако права опекуна и попечителя в сфере распоряжения имуществом существенно ограничены в интересах подопечных. Это выражается в том, что опекун без предварительного разрешения органа опеки и попечительства не вправе совершать, а попечитель — давать согласие на совершение следующих сделок:

  • по отчуждению, в том числе обмену или дарению, имущества подопечного, сдаче его в наем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог;
  • сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

Согласно ст. 37 ГК РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав.

Опекун (попечитель) обязан совершать все возможные действия, чтобы не допустить ухудшения состояния подопечного и максимальным образом защитить его права и интересы.

Если мы обратимся к римскому праву, то изначально опека учреждалась в интересах сохранения семейного имущества, т.е. в интересах наследников. Со временем опека стала рассматриваться как общественная обязанность, и свобода опекуна по распоряжению имуществом подопечного была ограничена. Необходимо отметить, что со времени преобразования опеки опекун стал назначаться, когда при отсутствии родственников лицу, нуждающемуся в опеке, опекун назначался государственным органом. Соответственно некоторые виды сделок (например, дарение) опекун не мог заключать вовсе, а для других требовалось предварительное разрешение государства (например, сделки с землей).

Если полагать отказ от права преимущественной покупки сделкой, совершенной от имени несовершеннолетнего или недееспособного лица, безусловно, для его совершения требуется разрешение органов опеки и попечительства.

Однако о праве приобретения долей несовершеннолетними (недееспособными) сособственниками не может быть и речи, когда опекуны (попечители) не имеют достаточных средств для приобретения предложенных к покупке долей. Громоздкой и неэффективной представляется схема, когда для получения письменного отказа от права преимущественной покупки необходимо получить в органе опеки и попечительства соответствующее разрешение.

Иногда нотариусы только для направления уведомления о продаже доли (комнаты) требуют предоставления разрешения органов опеки и попечительства. На мой взгляд, это произвол и безграмотность некоторых нотариусов. Как и какое можно требовать разрешение, если сособственники еще не получили уведомления? А если законные представители (опекуны и попечители) примут решение приобрести долю (комнату), зачем в деле нотариуса разрешение опеки об отказе от права на стадии направления уведомления? В связи с этим еще одна неясность, как получить разрешение опеки, если сособственники доли (комнат) еще не получили официального уведомления от продавцов? Согласно действующему законодательству извещение должно быть направлено в письменной форме.

Думается, что родители (опекуны и попечители) могут самостоятельно решить вопрос, насколько необходимо приобретение доли (комнаты) в праве общей собственности. Орган опеки и попечительства разве может понуждать к реализации указанного права, если у родителей (опекунов и попечителей) отсутствует реальная возможность приобретения?

Читайте так же:  Признание оспоримой сделки недействительной как способ защиты

Представляет интерес и другая точка зрения, исходящая из того, что в силу ст. 250 ГК РФ отказ от права преимущественной покупки предусмотрен законом и является в конечном итоге одной из форм реализации особых прав сособственника.

Уменьшается ли при этом имущество подопечного? Представляется, что нет. Происходит отказ от принадлежащих подопечному прав ввиду невозможности, нежелания опекунов, попечителей, а также законных представителей приобрести долю (комнату) в праве общей собственности. При этом имущество не уменьшается, оно остается неизменным. И обязать лицо приобрести имущество, да еще и по возмездной сделке, не вправе никто, в том числе и орган опеки и попечительства.

[1]

Думается, в этой ситуации орган опеки и попечительства мог быть уведомлен о таком пути реализации прав сособственника, как отказ от права преимущественной покупки.

А что если родители несовершеннолетнего придерживаются разных взглядов на возможность приобретения имущества?

Представлять интересы несовершеннолетнего может один из его родителей. Поэтому если один из родителей желает реализовать право своего несовершеннолетнего ребенка и увеличить его имущество путем приобретения доли в праве (комнаты), то он может это сделать. При этом согласия другого родителя не требуется, если, конечно, доля (комната) оформляется непосредственно на несовершеннолетнего гражданина.

Как быть, если один из родителей подписал отказ от права преимущественной покупки? При этом второй родитель может оспаривать это решение. В этой связи важно при выяснении желания и возможности реализации несовершеннолетним сособственником права преимущественной покупки учитывать местонахождение и мнение обоих родителей.

К чему сводится практика при уведомлении несовершеннолетнего сособственника о продаже доли (комнаты)?

Как показывает практика, наиболее часто используется вариант получения сособственником уведомления и его дальнейшее молчание в течение месячного срока.

Безусловно, есть еще один вариант отказа, когда сособственник не отвечает на полученное нотариальное уведомление нотариуса.

В ст. 250 ГК РФ четко указано, что если в течение месяца со дня извещения сособственники откажутся или не приобретут продаваемую долю, то она будет продана третьим лицам. Достаточно много комментариев к ГК сводится к тому, что в месячный срок сособственник должен уведомить о своем намерении приобрести долю. Такое мнение представляется ошибочным и с позиции прямого толкования закона, и с точки зрения практики, так как позволяет сособственнику манипулировать другими участниками предполагаемой сделки и тянуть время.

Поскольку от формы уведомления и изложенных в нем фактов зависит возможность четко определить условия сделки, дополнительно предлагаю на рассмотрение формы таких уведомлений.

Выявление в числе сособственников лиц, недееспособных или ограниченно дееспособных, возможно только при получении соответствующей информации о состоянии их здоровья и вынесенных решениях суда.

Поскольку получение таких документально подтвержденных сведений риелторами самостоятельно маловероятно, важно при подготовке сделки по продаже доли (комнаты) собрать наиболее полную устную информацию от соседей, родственников и иных лиц.

Вышеуказанные лица выявляются нами при получении справок ПНД или НД либо на стадии переговоров, показа квартиры и т.д.

Направляя уведомление сособственникам, мы еще не видим их потенциальными покупателями. А что будет со сделкой, если такой гражданин состоит на учете в ПНД или НД? Будет оспаривать свое нереализованное право: получил уведомление, но не знал, что делать ввиду не только своей правовой неграмотности, но и того, что все это время находился в психушке, запое, и т.д. и т.п.

Получается, на сособственников тоже берем справочки!

На поиски таких людей может уйти время, если, конечно, в квартире никто не живет и никто не может рассказать удивительной истории о соседе.

Получается, мы ищем? Ведь правильно направить уведомление не только по месту нахождения доли (комнаты), но и по месту регистрации и проживания.

На поиски может уйти и время, и вскоре сам продавец. Поэтому необходимо точно определиться в границах наших поисков. Может, все-таки справки ПНД и НД на соседей — это лишнее?

проживающему по адресу:

«___» _____________ 200_ года

Нотариус ________________________________________________________ передает Вам заявление гр-на ____________________________________________________________________________ с предложением в месячный срок купить принадлежащую ему комнату N ________________ (по поэтажному плану __________ кв. м), находящуюся в квартире коммунального заселения по адресу: ____________________________________________________________________________, за сумму в рублях эквивалентную ___________________ (___________________________) долларов США по курсу ЦБ РФ на день заключения договора купли-продажи.

Если Вами не будет достигнуто иной договоренности с Продавцом, прошу Вас явиться «___» ____ ___ г. в _______ часов в нотариальную контору _____________________________________________________________________________ нотариуса г. Москвы по адресу: _____________________________________________________________________________ для подписания договора купли-продажи, а также обеспечить явку других лиц, участвующих в сделке (в т.ч. супруга), с документами, удостоверяющими их личность, брачные или родственные отношения (в т.ч. свидетельства о рождении детей, паспорта, свидетельства о браке).

Ваша неявка в назначенное время и место, отсутствие достаточных денежных средств, необходимых документов или неявка лиц, участвующих в сделке, а также любые иные обстоятельства, не позволяющие заключить договор купли-продажи комнаты, возникшие с Вашей стороны, означают отказ от сделки, вследствие чего комната может быть продана третьим лицам в соответствии со ст. 250 ГК РФ, ст. ______ ЖК РФ.

Нотариусу г. Москвы

проживающей по адресу:

«___» _____________ 200_ года

В соответствии со ст. 86 Основ законодательства РФ «О нотариате»

Я, _____________________________________________________________________, передаю Вам заявление следующего содержания: я, ________________________________________________, предлагаю _______________________________________, проживающему по адресу: _________________________________________________, в месячный срок купить принадлежащую мне комнату N ________ (по поэтажному плану _____________ кв. м), находящуюся в квартире коммунального заселения по адресу: ______________________________________________________________, за сумму, эквивалентную ________________________ (______________________) долларов США по курсу ЦБ РФ на день заключения договора купли-продажи.

Если нами не будет достигнуто иной договоренности, прошу Вас явиться «__» __ __ г. в ____ часов ____ в нотариальную контору ______________________________________________ нотариуса г. Москвы по адресу: _____________________________________________________________________________ для подписания договора купли-продажи, а также обеспечить явку других лиц, участвующих в сделке (в т.ч. супруга), с документами, удостоверяющими их личность, брачные или родственные отношения (в т.ч. свидетельства о рождении детей, паспорта, свидетельства о браке).

Видео (кликните для воспроизведения).

Ваша неявка в назначенное время и место, отсутствие достаточных денежных средств, необходимых документов или неявка лиц, участвующих в сделке, а также любые иные обстоятельства, не позволяющие заключить договор купли-продажи комнаты, возникшие с Вашей стороны, означают отказ от сделки, вследствие чего вышеуказанная комната может быть продана третьим лицам в соответствии со ст. 250 ГК РФ, ст. _____ ЖК РФ.

Источники


  1. Марченко, М. Н. Проблемы общей теории государства и права. Учебник. В 2 томах. Том 2 / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2015. — 644 c.

  2. Вышинский, А. Я. А. Я. Вышинский. Судебные речи / А.Я. Вышинский. — М.: Государственное издательство юридической литературы, 2017. — 564 c.

  3. Суд по интеллектуальным правам в системе органов государственной власти Российской Федерации. — М.: Проспект, 2015. — 126 c.
Отказ от права преимущественной покупки несовершеннолетнего
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here