Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу

Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу" с полным раскрытием тематики и дополнительными источниками информации.

Преюдициальность судебного решения

Это предрешение фактов установленных вступившим в силу решением. Факты, установленные вступившим в силу решение не подлежат оспариванию и доказыванию в будущих процессах (ч.2 ст.61 ГПК). Но ведь ч.2 ст.13 устанавливает, что вступившее в силу судебное решение неукоснительному соблюдение является обязательным для всех без исключения и подлежат неукоснительному соблюдению. Таким образом, обязательность судебного решения не имеет субъективных границ. А преюдиция имеет субъективные пределы, они поставлены в ч.2 ст.62 ГПК – не оспариваются и не доказываются обстоятельства, установленные в судебном решении, при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Границы преюдиции задаются составом лиц, участвующих в деле. Факты, установленные в мотивировочной части, обязательны для тех,

Отсюда правило – если в новом деле появляется хотя один новый участник, то факт перестает быть преюдициальным и доказывается на общих основаниях. А если в новом деле участвуют те же участники, что и в предыдущем, то все факты, установленные судебным решение, повторному доказыванию не подлежат. Не требуется полного тождества лиц, участвующих в деле. Это может быть и 50% совпадение.

Другие словами, преюдиция есть обязательность мотивов. Мотивы – это результат состязательного противоборства, мотивы – это и есть объективная или формальная истина. То, что установлено судом – это и есть объективная или формальная истина. До 1917 г. мотивы в законную силу не вступали, ибо считалось, что так как процесс состязательный, то суд устанавливает не то, что было на самом деле, а то, что представили стороны. Это означало, что в следующем процессе с участием те же лиц факты устанавливались заново, отсюда в следующем деле стороны могли установить иные факты. В 1917 г. появилось социалистическое правосудие – это качественно иное правосудие, которое устанавливает не «а бы что», а то, что было на самом деле, а значит, это устанавливается раз и навсегда – ведь это то, что было на самом деле. Значит, мотивы начинают вступать в законную силу и появляется преюдиция. Эта преюдиция благополучно просуществовала до сегодняшнего дня, хотя процесс стал состязательным. Наш кодекс сохраняет правила преюдиции таким же образом, какие они были изложены в советском законодательстве.

Как только мы поместили в состязательный процесс институт, который свойственен для следственного процесса, поскольку там суд вправе собирать доказательства, а значит, устанавливает объективную сторону, обнаружился немедленный конфликт между состязательным построением процесс аи преюдициальным характером судебного решения. То, что мы переживаем сегодня – это агония преюдиции. Сегодня суд почувствовал, что это не должно быть так, ведь процесс уже состязательный, ведь суд уже связан доказательствами, представленными сторонами.

Пример. А к Б предъявляет иск о взыскании неустойки о просрочки поставки товаров. Б не идет в суд из-за этих копеек. Суд удовлетворил иск А. Но А не успокоился и предъявил иск о взыскании убытков. Но тут Б уже возмутился и идет в процесс и говорит, что договор не заключен. Но ведь неустойка уже взыскана, а суд не мог ее взыскать, если бы договор не был заключен. Поэтому в судебном решении установлено, что договор заключен. Тем самым В опровергает преюдицильно установленный факт. А значит, теперь этот договор считается заключенным для всех процессов между нами. Так что же, преюдиция – это наказание за неучастие в процессе?! Получается, что В наказывают а то, что он не участвовал в процессе, не выдвигал свои возражения. Что В должен участвовать в каждом деле под стразом преюдиции.

Связана ли преюдиция с бременем доказывания? Когда процесс был следственным, бремя доказывания не имело никакого значения, поскольку суд собирал доказательства. Когда процесс состязательный факт устанавливается в той мере, в которой с доказыванием этого факт справляется субъект, на котором бремя доказывания этого факта лежит. А если ли связь преюдиции с бременем доказывания? По действующему закону связи никакой нет. Суд понимает, что никакой преюдиции быть не должно, поэтому она де-факто вытесняется, поэтому вы никогда не знаете, сработает ли ваш довод о преюдиции или нет.

Пример. Истица заявляет требование о взыскании алиментов и прилагает к исковому заявлению свидетельство о рождении ребенок, в котором ответчик назван отцом. Ответчик не идет в процесс, алименты взысканы. Спустя месяц от соседа ответчик узнает, что отец не он, а другое лицо. Что же делать? Ему бы надо идти о с иском об оспаривании отцовства, нов ответ истица естественно заявит, что данный факт установлен судебным решением, а значит, имеет преюдициальную силу. И что он так и будет платить всю оставшуюся жизнь? Может быть ему пойти с заявлением по вновь открывшимся обстоятельствам? Нет, так делать нельзя, ибо актовая запись оспаривается только в исковом порядке – в ФЗ «Об актах гражданского состояния» сказано, что актовая запись оспаривается подачей иска. Пока актовая запись не оспорена в исковом порядке, она считается недействительной. Вновь открывшиеся обстоятельства – это не иск. Здесь подойти может только иск. Неужели преюдиция помешает предъявлению иска об оспаривании отцовства?

Агония преюдиции приводит к тому, что практика допускает предъявление такого иска – в Постановлении пленума ВС СССР о рассмотрении дел о взыскании алиментов 1983 г. сказано, что если взысканы алименты оспаривать отцовство нельзя (в силу преюдиции). В действующем законодательстве таких абсурдных положений нет. Преюдиция начала разрушаться изнутри.

Агония преюдиции вызвала то, что практика разделила практике факты и их правовую оценку:

Заключенность и незаключенность договора – это факт или правовая оценка факта?

Действительность и недействительность сделки;

Законность и незаконность государственной регистрации прав.

Заключенность и незаключенность договора меняется от дела к делу, поскольку у нас состязательность, возражения могут быть представлены или нет. Объяснить это можно тем, что факты и его правовая оценка есть не одно и то же. Преюдицирует только факт, а правовая оценка факта меняется от дела к делу.

Спрашивается, а существует ли отдельно факт договора и отдельно факт его заключенности? Или факт договора всегда связан с договором, ибо если договор не заключен, нет и факта договора? Можно ли оторвать факт от его оценки. Факт от его оценки оторвать нельзя, ибо суд устанавливает юридические факты, т.е. те, которые предусмотрены гипотезой нормы права. Суд не устанавливает юридически индифферентные (безразличные) факты.

Читайте так же:  Общими основаниями прекращения трудового договора являются

Преюдицильный эффект пытаются дать оценки доказательства на предмет доказательства. Таким образом, преюдицирует вывод о достоверности доказательства. Но вывод о достоверности никогда не преюдицирует, поскольку оценка доказательств остается всегда на свободное усмотрение суда (за исключением предустановленной силы доказательства). Преюдицирует может только факт, установленный с помощью доказательства, признанной достоверным. Оценку доказательства на предмет достоверности необходимо отличать от факта, установленного с помощью достоверного доказательства. Преюдицирует факт, а не вывод о достоверности. Оценка доказательств никогда не преюдицирует, поскольку суд свободен в оценке доказательств. Другое дело, что если какой-то факт преюдициален, то мы просто не возьмем никаких доказательств по поводу этого факта, ведь он установлен и все тут.

Иски, направленные на опровержение законной силы судебного решения, не допускаются;

Обязательность законной силы судебного решения не препятствует предъявлению собственного иска;

Надо различать обязательность резолюции и обязательность мотивов – ст.13 ГПК говорит об обязательности резолюции, когда все без исключения обязаны считаться и соблюдать решение суда до тех пор, пока мы не возбудили собственный спор о праве по своим основаниям. Обязательность судебного решения не имеет субъективного решения, но как только возбуждает свой спор о праве по своим основаниям, обязательность прекращается.

Когда спор возбудить можно для лиц, не участвовавших в деле, преюдиции нет.

Преюдициальность судебного решения

Это предрешение фактов установленных вступившим в силу решением. Факты, установленные вступившим в силу решение не подлежат оспариванию и доказыванию в будущих процессах (ч.2 ст.61 ГПК). Но ведь ч.2 ст.13 устанавливает, что вступившее в силу судебное решение неукоснительному соблюдение является обязательным для всех без исключения и подлежат неукоснительному соблюдению. Таким образом, обязательность судебного решения не имеет субъективных границ. А преюдиция имеет субъективные пределы, они поставлены в ч.2 ст.62 ГПК – не оспариваются и не доказываются обстоятельства, установленные в судебном решении, при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Границы преюдиции задаются составом лиц, участвующих в деле. Факты, установленные в мотивировочной части, обязательны для тех,

Отсюда правило – если в новом деле появляется хотя один новый участник, то факт перестает быть преюдициальным и доказывается на общих основаниях. А если в новом деле участвуют те же участники, что и в предыдущем, то все факты, установленные судебным решение, повторному доказыванию не подлежат. Не требуется полного тождества лиц, участвующих в деле. Это может быть и 50% совпадение.

Другие словами, преюдиция есть обязательность мотивов. Мотивы – это результат состязательного противоборства, мотивы – это и есть объективная или формальная истина. То, что установлено судом – это и есть объективная или формальная истина. До 1917 г. мотивы в законную силу не вступали, ибо считалось, что так как процесс состязательный, то суд устанавливает не то, что было на самом деле, а то, что представили стороны. Это означало, что в следующем процессе с участием те же лиц факты устанавливались заново, отсюда в следующем деле стороны могли установить иные факты. В 1917 г. появилось социалистическое правосудие – это качественно иное правосудие, которое устанавливает не «а бы что», а то, что было на самом деле, а значит, это устанавливается раз и навсегда – ведь это то, что было на самом деле. Значит, мотивы начинают вступать в законную силу и появляется преюдиция. Эта преюдиция благополучно просуществовала до сегодняшнего дня, хотя процесс стал состязательным. Наш кодекс сохраняет правила преюдиции таким же образом, какие они были изложены в советском законодательстве.

Как только мы поместили в состязательный процесс институт, который свойственен для следственного процесса, поскольку там суд вправе собирать доказательства, а значит, устанавливает объективную сторону, обнаружился немедленный конфликт между состязательным построением процесс аи преюдициальным характером судебного решения. То, что мы переживаем сегодня – это агония преюдиции. Сегодня суд почувствовал, что это не должно быть так, ведь процесс уже состязательный, ведь суд уже связан доказательствами, представленными сторонами.

Пример. А к Б предъявляет иск о взыскании неустойки о просрочки поставки товаров. Б не идет в суд из-за этих копеек. Суд удовлетворил иск А. Но А не успокоился и предъявил иск о взыскании убытков. Но тут Б уже возмутился и идет в процесс и говорит, что договор не заключен. Но ведь неустойка уже взыскана, а суд не мог ее взыскать, если бы договор не был заключен. Поэтому в судебном решении установлено, что договор заключен. Тем самым В опровергает преюдицильно установленный факт. А значит, теперь этот договор считается заключенным для всех процессов между нами. Так что же, преюдиция – это наказание за неучастие в процессе?! Получается, что В наказывают а то, что он не участвовал в процессе, не выдвигал свои возражения. Что В должен участвовать в каждом деле под стразом преюдиции.

Связана ли преюдиция с бременем доказывания? Когда процесс был следственным, бремя доказывания не имело никакого значения, поскольку суд собирал доказательства. Когда процесс состязательный факт устанавливается в той мере, в которой с доказыванием этого факт справляется субъект, на котором бремя доказывания этого факта лежит. А если ли связь преюдиции с бременем доказывания? По действующему закону связи никакой нет. Суд понимает, что никакой преюдиции быть не должно, поэтому она де-факто вытесняется, поэтому вы никогда не знаете, сработает ли ваш довод о преюдиции или нет.

Пример. Истица заявляет требование о взыскании алиментов и прилагает к исковому заявлению свидетельство о рождении ребенок, в котором ответчик назван отцом. Ответчик не идет в процесс, алименты взысканы. Спустя месяц от соседа ответчик узнает, что отец не он, а другое лицо. Что же делать? Ему бы надо идти о с иском об оспаривании отцовства, нов ответ истица естественно заявит, что данный факт установлен судебным решением, а значит, имеет преюдициальную силу. И что он так и будет платить всю оставшуюся жизнь? Может быть ему пойти с заявлением по вновь открывшимся обстоятельствам? Нет, так делать нельзя, ибо актовая запись оспаривается только в исковом порядке – в ФЗ «Об актах гражданского состояния» сказано, что актовая запись оспаривается подачей иска. Пока актовая запись не оспорена в исковом порядке, она считается недействительной. Вновь открывшиеся обстоятельства – это не иск. Здесь подойти может только иск. Неужели преюдиция помешает предъявлению иска об оспаривании отцовства?

Читайте так же:  Россельхозбанк сколько рассматривается заявка на ипотеку

Агония преюдиции приводит к тому, что практика допускает предъявление такого иска – в Постановлении пленума ВС СССР о рассмотрении дел о взыскании алиментов 1983 г. сказано, что если взысканы алименты оспаривать отцовство нельзя (в силу преюдиции). В действующем законодательстве таких абсурдных положений нет. Преюдиция начала разрушаться изнутри.

Агония преюдиции вызвала то, что практика разделила практике факты и их правовую оценку:

Ø Заключенность и незаключенность договора – это факт или правовая оценка факта?

Ø Действительность и недействительность сделки;

Ø Законность и незаконность государственной регистрации прав.

Заключенность и незаключенность договора меняется от дела к делу, поскольку у нас состязательность, возражения могут быть представлены или нет. Объяснить это можно тем, что факты и его правовая оценка есть не одно и то же. Преюдицирует только факт, а правовая оценка факта меняется от дела к делу.

Спрашивается, а существует ли отдельно факт договора и отдельно факт его заключенности? Или факт договора всегда связан с договором, ибо если договор не заключен, нет и факта договора? Можно ли оторвать факт от его оценки. Факт от его оценки оторвать нельзя, ибо суд устанавливает юридические факты, т.е. те, которые предусмотрены гипотезой нормы права. Суд не устанавливает юридически индифферентные (безразличные) факты.

Преюдицильный эффект пытаются дать оценки доказательства на предмет доказательства. Таким образом, преюдицирует вывод о достоверности доказательства. Но вывод о достоверности никогда не преюдицирует, поскольку оценка доказательств остается всегда на свободное усмотрение суда (за исключением предустановленной силы доказательства). Преюдицирует может только факт, установленный с помощью доказательства, признанной достоверным. Оценку доказательства на предмет достоверности необходимо отличать от факта, установленного с помощью достоверного доказательства. Преюдицирует факт, а не вывод о достоверности. Оценка доказательств никогда не преюдицирует, поскольку суд свободен в оценке доказательств. Другое дело, что если какой-то факт преюдициален, то мы просто не возьмем никаких доказательств по поводу этого факта, ведь он установлен и все тут.

1) Иски, направленные на опровержение законной силы судебного решения, не допускаются;

2) Обязательность законной силы судебного решения не препятствует предъявлению собственного иска;

3) Надо различать обязательность резолюции и обязательность мотивов – ст.13 ГПК говорит об обязательности резолюции, когда все без исключения обязаны считаться и соблюдать решение суда до тех пор, пока мы не возбудили собственный спор о праве по своим основаниям. Обязательность судебного решения не имеет субъективного решения, но как только возбуждает свой спор о праве по своим основаниям, обязательность прекращается.

4) Когда спор возбудить можно для лиц, не участвовавших в деле, преюдиции нет.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу

1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Комментарий к статье 61

1. В комментируемой статье определены исключения из общего правила о том, что каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

2. Общеизвестные и преюдициально установленные факты не подлежат доказыванию. Общеизвестность факта определяется тем, что о нем знают не только лица, участвующие в деле, и суд, но и другие лица. Известность факта одним членам суда и неизвестность другим не дает возможности считать этот факт общеизвестным. Общеизвестность может устанавливаться границами определенного населенного пункта, местности, страны. Указание в решении на общеизвестность факта, известного в определенной местности, обязательна, поскольку для вышестоящего суда этот факт может не быть известным.

3. Преюдициальными фактами называются те факты, которые установлены вступившим в силу и не отмененным судебным постановлением. Преюдициальность может иметь полный и ограниченный характер. Преюдициальное значение в полном объеме имеют факты, установленные постановлением суда общей юрисдикции по гражданскому делу, а также постановлениями арбитражных судов. Например, преюдициальные факты имеют важное значение при рассмотрении регрессных исков. Согласно ч. 1 ст. 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Принцип преюдициальности не распространяется на постановления административных органов.

4. Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Такое же значение имеют для суда, рассматривающего гражданское дело, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда (ч. 3 ст. 61 ГПК РФ).

Под судебным постановлением, указанным в ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, понимается любое судебное постановление, которое согласно ч. 1 ст. 13 ГПК РФ принимает суд (судебный приказ, решение суда, определение суда), а под решением арбитражного суда — судебный акт, предусмотренный ст. 15 АПК РФ (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ N 23).

Исходя из смысла ч. 4 ст. 13, ч. ч. 2 и 3 ст. 61, ч. 2 ст. 209 ГПК РФ, лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств.

5. В том случае, если в суде пересматриваются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, то вновь вынесенное решение может быть признано не соответствующим требованиям закона. Так, Ч. обратился в суд с иском к командиру воинской части об опровержении сведений, умаляющих его честь и достоинство, и о компенсации морального вреда. Он указал на то, что приказами командира воинской части ему объявлены строгий выговор и неполное служебное соответствие. Впоследствии решением военного суда гарнизона эти приказы признаны незаконными. Полагая, что командир распространил сведения, не соответствующие действительности, истец просил суд обязать командира опровергнуть эти сведения путем издания соответствующего приказа, довести его до личного состава части и компенсировать моральный вред.

Читайте так же:  Отличие договоров комиссии поручения и агентского договора

Президиум краевого суда в своем постановлении указал, что суд первой инстанции не должен был обсуждать вопрос о законности издания военным командованием приказов о привлечении Ч. к дисциплинарной ответственности, в т.ч. и с точки зрения соответствия действительности изложенных в них сведений. С данным выводом согласиться нельзя.

Верховный Суд РФ определил, что требование Ч. об опровержении содержащихся в приказах о привлечении его к дисциплинарной ответственности сведений заявлено после того, как решением военного суда гарнизона эти приказы были признаны незаконными, поскольку не подтвердились обстоятельства, послужившие основанием к их изданию. В связи с тем что указанное судебное решение имеет преюдициальное значение при разрешении спора, суд обсуждать вопрос о законности приказов не вправе, а исходя из заявленного истцом требования, он должен лишь решить, порочат ли содержащиеся в приказах сведения его честь и достоинство и были ли они распространены ответчиком. Таким образом, заявленные истцом требования об опровержении сведений, умаляющих его честь и достоинство, и о компенсации морального вреда взаимосвязаны и подлежали рассмотрению в полном объеме.

При новом рассмотрении дела суду следовало устранить отмеченные недостатки, рассмотреть заявленные истцом требования в полном объеме, дав им надлежащую правовую оценку (Определение N 56-В96пр-13 — п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1996 г. (по гражданским делам), утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 11 сентября 1996 г.).

6. Применительно к вынесенным приговорам суда по уголовному делу принцип преюдициальности действует только в отношении двух фактов: 1) факта совершения преступления; 2) факта совершения преступления данным лицом.

Исходя из этого, суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе вступать в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения.

В решении суда об удовлетворении иска, помимо ссылки на приговор по уголовному делу, следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы (например, учет имущественного положения ответчика или вины потерпевшего).

На основании ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение) (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ N 23).

Статья 61 ГПК РФ. Основания для освобождения от доказывания

1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.
2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.
3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.
4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.
5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

Комментарий к статье 61 ГПК РФ. Основания для освобождения от доказывания

Согласно положениям статьи 61 ГПК РФ очевидные факты (общеизвестные или установленные судом) в доказывании не нуждаются. Нюансом установления общеизвестного факта является осведомлённость определённого круга лиц. Факт может быть известен жителям страны, региона, населённого пункта, участникам процесса. Для последних трёх пунктов обязательно мотивированное пояснение в судебном решении. Примерами очевидных фактов являются: сочетание цветов государственного флага России, нахождение города Наро-Фоминска на территории Московской области, нахождение памятника 1000-летию России в Великом Новгороде.

Факты установленные судами других инстанций или юрисдикций (арбитраж, уголовное и административное судопроизводство) также не являются предметом доказательства в гражданском процессе, если состав фигурантов дела остался прежним (по правилам статьи 209 ГПК). Необходимо учитывать, что это положение касается только фактов установленных судебными решениями (приговорами, постановлениями, определениями, судебными приказами) вступившими в законную силу (согласно статье 13 ГПК РФ).

Есть отличия от освобождения от доказывания фактов установленных арбитражным судом. Безоговорочно принимаются к рассмотрению обстоятельства установленные решением арбитражного суда. Факты, указанные в постановлении или определении арбитража учитываться не будут.

Видео (кликните для воспроизведения).

При рассмотрении судом дела о гражданско-правовых отношениях для заинтересованных лиц будет иметь значение вступившее в законную силу решение (постановление) суда об административном правонарушении лица в отношении которого вынесено решение (в соответствии со статьей 1 ГПК РФ).

Исходя из положений комментируемой статьи в гражданском процессе не оспариваются выводы указанные в приговоре: факт преступления и совершение его определённым лицом. В гражданском деле определяется только размер возмещения. Иные факты и обстоятельства могут рассмотрены в суде, но принципиального значения иметь не будут. Размер ущерба определит суд на основании общих правил гражданского судопроизводства.

Согласно норме, закреплённой в статье 61 ГПК РФ, лицам не принимавшим участия в деле, по которому суд общей юрисдикции принял решение, предоставляется право оспаривания обстоятельств и фактов установленных судом, если они являются участниками другого гражданского дела.

6 комментариев к “ Статья 61 ГПК РФ. Основания для освобождения от доказывания ”

Кассация разъяснила нюансы применения преюдиции по гражданским делам

Оренбургский областной суд представил на своем сайте обзор судебной практики президиума суда по гражданским делам за I квартал 2015 года.

В обзоре рассматриваются вопросы применения норм материального права и норм процессуального права.

В частности, анализируя одно из дел последней категории, президиум суда отмечает, что преюдициальное значение для рассмотрения гражданского дела может иметь только вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу, тогда как иные постановления, принятые судом в рамках рассмотрения уголовного дела, не имеют преюдициального характера.

Б. обратился в суд с исковым заявлением к С. о взыскании компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований Б. указал, что в результате столкновения автомобилей под управлением С. и Г. ему, как пассажиру одного из автомобилей, был причинен вред здоровью, квалифицируемый как тяжкий.

Читайте так же:  Соглашение между работодателями о переводе работника образец

Решением суда первой инстанции исковые требования Б. частично удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского облсуда от 18 сентября 2014 года решение суда первой инстанции от 23 июня 2014 года отменено в связи с наличием безусловных для этого оснований, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, принято новое решение о частичном удовлетворении исковых требований.

Частично удовлетворяя требования истца о взыскании компенсации морального вреда с владельца источника повышенной опасности, суд второй инстанции исходил из того, что законом предусмотрена солидарная ответственность участников ДТП, причинивших вред здоровью третьему лицу, вне зависимости от вины владельцев источников повышенной опасности. При этом суд апелляционной инстанции в обоснование виновности С. в дорожно-транспортном происшествии сослался на преюдициальное значение для рассмотрения настоящего гражданского дела состоявшегося ранее постановления суда о прекращении производства по уголовному делу по обвинению С. в совершении преступления в связи с актом об амнистии.

В соответствии с положениями частей 2 и 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

[1]

Изменяя апелляционное определение и исключая из его мотивировочной части выводы о виновности С. в дорожно-транспортном происшествии, президиум Оренбургского облсуда указал, что постановление суда о прекращении уголовного дела в связи с актом об амнистии не является судебным актом, предусмотренным частью 2 статьи 61 Гражданского кодекса РФ, в связи с чем не может быть обязательным для суда, рассматривающим гражданское дело (постановление от 2 марта 2015 года № 44г-7)

С полным текстом обзора судебной практики президиума Оренбургского областного суда по гражданским делам за I квартал 2015 года можно ознакомиться здесь.

Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2015 г. № 2685-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кюттенен Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав положением статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки Т.Н. Кюттенен вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Т.Н. Кюттенен оспаривает конституционность статьи 61 «Основания для освобождения от доказывания» ГПК Российской Федерации, а фактически часть вторую данной статьи.

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, Т.Н. Кюттенен было отказано в удовлетворении исковых требований о государственной регистрации сделок дарения. Решением этого же суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявительнице также было отказано в удовлетворении исковых требований к гражданке Б., муниципальному образованию и территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом о признании не принявшей наследство и пропустившей срок для принятия наследства, признании договоров дарения действительными и признании права собственности. При этом в отношении установления ряда обстоятельств суды исходили из того, что они были предметом исследования и оценки суда при разрешении ранее рассмотренного дела, в котором заявительница принимала участие.

По мнению заявительницы, положение статьи 61 ГПК Российской Федерации противоречит Конституции Российской Федерации, в частности ее статьям 19 (часть 1) и 35 (части 1 и 2), в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, она позволяет суду признавать преюдициальное значение обстоятельств, установленных вступившими в законную силу решениями суда по ранее рассмотренным делам с участием других лиц и по иным спорам, но касающихся одного и того же имущества.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Следовательно, примененная в гражданском деле с участием Т.Н. Кюттенен часть вторая статьи 61 ГПК Российской Федерации, закрепляющая норму о том, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе.

Как следует из жалобы, заявительница, оспаривая конституционность статьи 61 ГПК Российской Федерации, по существу, ставит перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос об оценке законности и обоснованности судебных постановлений, в основу которых были положены обстоятельства, не имеющие, по ее мнению, преюдициального значения.

Между тем разрешение данного вопроса, равно как и установление и исследование фактических обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, Конституционному Суду Российской Федерации в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» не подведомственно.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кюттенен Татьяны Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Обзор документа

Оспаривались нормы о преюдиции в гражданском процессе.

[2]

По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку на практике позволяют суду признавать преюдициальное значение обстоятельств, установленных решениями суда по ранее рассмотренным делам с участием других лиц и по иным спорам, но касающихся одного и того же имущества.

Читайте так же:  Правила парковки на придомовой территории многоквартирного дома

Отклоняя такие доводы, КС РФ подчеркнул следующее.

Признание преюдициального значения судебного решения направлено на обеспечение его стабильности и общеобязательности, на исключение возможного конфликта судебных актов.

Это предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела.

Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов. Она обеспечивает действие принципа правовой определенности.

Наделение судебных решений, вступивших в силу, свойством преюдициальности — сфера дискреции федерального законодателя. Он мог бы прибегнуть и к другим способам обеспечения непротиворечивости обязательных судебных актов в правовой системе. При этом он не имел права не установить те или иные институты, необходимые для достижения данной цели.

Введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства — с другой.

Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.

Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение Конституционного Суда РФ от 29 мая 2012 г. № 964-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Белодед Нины Максимовны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Н.М. Белодед к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.М. Белодед оспаривает конституционность части второй статьи 61 (об основаниях для освобождения от доказывания) ГПК Российской Федерации, примененной судами общей юрисдикции при рассмотрении ее конкретного дела. По мнению заявительницы, это законоположение, как предоставляющее суду возможность отказать в удовлетворении исковых требований без исследования и учета новых обстоятельств, возникших после вынесения судом первоначального решения об отказе в иске, нарушает ее права, гарантированные статьями 17 и 46 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Следовательно, часть вторая статьи 61 ГПК Российской Федерации, закрепляющая норму о том, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе, в указанном ею аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Белодед Нины Максимовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Обзор документа

Оспаривалась конституционность норм, устанавливающих основания для освобождения от доказывания.

[3]

Так, обстоятельства, установленные вступившим в силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда.

Такие обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

По мнению заявителя, эти положения неконституционны. Они предоставляют суду возможность отказать в удовлетворении иска без исследования и учета новых обстоятельств, возникших после вынесения судом первоначального решения.

КС РФ отклонил эти доводы и разъяснил следующее.

Признание преюдициального значения судебного решения направлено на то, чтобы обеспечить стабильность и общеобязательность таких актов, исключить возможный их конфликт.

Это предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по иному спору в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения последнего.

Тем самым преюдициальность служит средством для того, чтобы поддержать непротиворечивость судебных актов и обеспечить действие принципа правовой определенности.

Наделение судебных решений, вступивших в силу, свойством преюдициальности — сфера дискреции федерального законодателя. Он мог бы прибегнуть и к другим способам обеспечения их непротиворечивости в правовой системе.

Однако он был не вправе не установить те или иные институты, необходимые для достижения данной цели.

Вместе с тем введение института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства — с другой.

Видео (кликните для воспроизведения).

Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.

Источники


  1. Теория государства и права. — М.: Статут, 2007. — 128 c.

  2. История Библиотеки Академии наук СССР. 1714 — 1964 / ред. М.С. Филиппов. — М.: М-Л: Наука, 2017. — 600 c.

  3. Кучерена Анатолий Бал беззакония. Диагноз адвоката; Политбюро — М., 2015. — 352 c.
  4. Беспалов, Ю. Ф. Гражданский иск в уголовном судопроизводстве. Учебно-практическое пособие: моногр. / Ю.Ф. Беспалов, Д.В. Гордеюк. — М.: Проспект, 2015. — 176 c.
  5. Астахов, Павел Земельный участок. Юридическая помощь по оформлению и защите прав на землю с вершины адвокатского профессионализма / Павел Астахов. — М.: Эксмо, 2015. — 256 c.
Преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here