Поддержание прокурором государственного обвинения отказ от обвинения

Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Поддержание прокурором государственного обвинения отказ от обвинения" с полным раскрытием тематики и дополнительными источниками информации.

Поддержание прокурором государственного обвинения отказ от обвинения

Октябрь, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №7 2017

Автор: Гусейнов Мурад Рауфович, магистр
Рубрика: Юридические науки
Название статьи: Проблемы поддержание прокурором государственного обвинения в стадии судебного разбирательства

Статья просмотрена: 297 раз

ПРОБЛЕМЫ ПОДДЕРЖАНИЕ ПРОКУРОРОМ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНЕНИЯ В СТАДИИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Волгоградский Государственный Университет, г.Волгоград

Аннотация: в статье рассмотрен полномочия прокурора в уголовном производстве, круг проблем поддержания прокурором государственного обвинения в стадии судебного разбирательства

Ключевые слова: прокурор, уголовное производство, доказывание, суд, государственный обвинитель, обвиняемый.

Анализируя полемику о роли и назначении прокурора в уголовном судопроизводстве, в частности в стадии судеб­ного разбирательства, практически ни один из участников дискуссии уголовного процечча, выступающих как в защиту прокуратуры, так и критикующих ее, в большей степени за обвинительный уклон, не ратует за расширение полномочий прокурора в уголов­ном судопроизводстве, даже наоборот. Надо отметить, что у работников органов следствия и прокуратуры есть даже определенные норма­тивные, законодательные основания, чтобы чувствовать себя перед судом весьма уверенно, чтобы негодовать, когда суд не принимает на веру их выводы по делу. Они даже не осоз­нают правомерность судебного контроля по отношению к расследованию. Не последнюю роль в создании такого по­ложения играет система взаимоотношений между судом и прокуратурой, противоречивость регулирующего их де­ятельность законодательства.

Пол­номочия прокурора в уголовном судопроизводстве для осу­ществления уголовного преследования и осуществления функции обвинения, возможно, и достаточны, однако мы полагаем, что в юридической литературе функция обвинения исследуется в большей части лишь в аспекте уголовного преследования. По действующему законодательству проку­рор как основной участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения, наделен более привилегированным положением, нежели потерпевший и для прокурора важнее выполнение государственных задач — добиться публично­го обвинения, что касается основного интереса потерпев­шего — восстановления нарушенных прав и компенсации причиненного вреда, по нашему мнению, это его интересу­ет во вторую очередь. При рассмотре­нии объема полномочий прокурора в уголовном судопро­изводстве есть необходимость акцентировать внимание на этом аспекте проблемы, так как участие прокурора в уго­ловном судопроизводстве для реализации назначения уголовного судопроизводства имеет самое непосредственное значение.

Следует отметить, что совершенно правильно, что прокурор в соот­ветствии с процессуальным законодательством вправе обра­титься в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраня­емых законом интересов общества или государства. Ведь не секрет, что сегодня в нашем государстве многие люди просто боятся обращаться в суд с жалобами на незаконные действия органов власти, тем более на действия руководителей ком­мерческих структур. У людей нет ни денег на адвокатов, ни сил годами ходить в суд по своему иску, ни желания бороть­ся с «ветряными мельницами». Кроме того, население пугает, что предпринимательские структуры обслуживают не толь­ко юридические конторы, но и коррумпированные чиновники и незаконные вооруженные группы поддержки. В этих усло­виях наличие у прокуратуры полномочий надзора за испол­нением законов всеми органами и организациями, а также право предъявлять и поддерживать иски в суде от имени го­сударства в защиту законных интересов граждан и право об­жаловать незаконные и необоснованные решения суда явля­ется объективной необходимостью.

В соответствии со ст. 246 УПК РФ участие государствен­ного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, воз­никающим в ходе судебного разбирательства, высказы­вает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

Таким образом, прокурор всеми своими действиями способствует достижению назначения уголовного судопро­изводства — защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и соблюдению закон­ности и состязательности при производстве по уголовному делу.

С принятием Уголовно-процессуального кодекса РФ полномочия прокурора в суде изменились. Согласно ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, уполно­моченным в пределах компетенции осуществлять от име­ни государства уголовное преследование в ходе уголовно­го судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного след­ствия. Таким образом, получается, что надзорная функция на прокурора возложена только в ходе досудебного производ­ства по уголовному делу.

Анализ уголовно-процессуального зако­нодательства относительно полномочий, предоставленных прокурору, позволяет констатировать о фактическом сохра­нении за ним надзорных полномочий при рассмотрении уго­ловного дела в суде. Это, конечно, вступает в противоречие с положением прокурора как стороны, осуществляющей уго­ловное преследование в судебных стадиях уголовного про­цесса. Потому следует либо закрепить положение прокуро­ра как стороны по делу с приданием соответствующих прав и возложением обязанностей, либо закрепить в уголовно-про­цессуальном законодательстве фактически существующую надзорную функцию прокурора в суде.

Комментируя вышеупомянутую позицию, необходимо под­черкнуть, что исследователи данной проблемы всегда ис­ходили из того, что прокурор, как в прежнем, так и в дей­ствующем уголовном процессе как сторона не был обделен процессуальными полномочиями, более того, практически во всех случаях подчеркивалось, что прокурор был и оста­ется в привилегированном положении.

Один из самых бурно обсуждаемых вопросов, касающихся полномочий прокурора в стадии судебного раз­бирательства после принятия Уголовно-процессуального кодекса РФ, является вопрос о праве прокурора на полный или частичный отказ от предъявленного подсудимому обви­нения. Интерес к данному вопросу продиктован его исклю­чительным значением для стадии судебного разбирательс­тва и для каждого участника уголовного процесса в целом. Современное регулирование отказа прокурора от обвине­ния отличается от того, которое было предусмотрено в УПК РСФСР. В частности, ч. 4 ст. 248 УПК РСФСР устанавлива­ла право суда продолжить судебное разбирательство по де­лу даже в тех случаях, когда прокурор отказывается от под­держания государственного обвинения. Постановлением Конституционного Суда РФ эта норма была признана не со­ответствующей Конституции РФ как налагающая обязанность на суд выполнять обвинительную функцию.

Статья 6 УПК РФ в качестве назначения уголовного су­допроизводства закрепляет защиту прав и интересов по­терпевших от преступлений, поэтому положение ч. 7 ст. 246 УПК РФ не соответствует назначению уголовного судопро­изводства, в частности процессуальное регулирование пос­ледствий отказа прокурора от обвинения в судебном раз­бирательстве. Потерпевший должен иметь возможность принимать участие в обсуждении последствий отказа прокурора от обвинения, а также возражать против прекращения производства по делу по данному основанию. При наличии разногласий между прокурором и потерпев­шим по поводу обоснованности отказа от обвинения закон должен предоставить потерпевшему возможность поддержи­вать обвинение без прокурора, отказавшегося от обвинения.

Обращаясь к судебной практике законодательного уре­гулирования вопросов, связанных с отказом прокурора от обвинения, необходимо обратить внимание на постановле­ние Конституционного Суда Российской Федерации от 8 де­кабря 2003 г. в связи с положениями уголовно-процессуаль­ного закона, изложенными в ст. 246 и 254 УПК РФ, в котором указано, что, наделяя полномочиями государственного об­винителя и связанной с этим обязанностью суда прекратить уголовное дело или уголовное преследование либо признать подсудимого виновным в менее тяжком преступлении, уголов­но-процессуальный закон исходит из того, что уголовное су­допроизводство осуществляется на основе принципа состя­зательности и равноправия сторон, в соответствии с которым функции обвинения и разрешения дела отделены друг от дру­га и возложены на разных субъектов. Данный принцип, во вся­ком случае, предполагает, что возбуждение уголовного пре­следования, формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются указанными в законе органами и должностными лицами, а также потерпевшим; к ведению же суда относится проверка и оценка правильности и обос­нованности сделанных названными органами и лицами выво­дов по существу обвинения.

[1]

Суд при отказе государственного обвинителя от обвине­ния в ходе предварительного слушания должен вынести по­становление о прекращении уголовного дела.

Читайте так же:  Установление степени утраты трудоспособности и группы инвалидности

Полный или частичный отказ государственного обви­нителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предо­пределяют принятие судом соответствующего решения. При этом, однако, прокурор обязан изложить суду мотивы отказа от обвинения, исходя из указанных в п. 1 и 2 ст. 24 и п. 1 и 2 ст. 27 УПК РФ оснований (отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления). Равным образом мотивированное обоснование необходимо и при изменении обвинения в сторону смягчения.

Действующее уголовно-процессуальное законодательс­тво по общему правилу исключает проверку обоснованности процессуальных решений только в тех случаях, когда на при­нимающем это решение лице не лежит обязанность привести его мотивы (в частности, при постановлении приговора в слу­чае согласия обвиняемого с предъявленным обвинением или на основе вердикта коллегии присяжных заседателей).

Если же закон требует указания мотивов решения, то тем самым предполагается и возможность их последующей проверки.

Использование предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований отказа от обвинения или изменения обвинения в сторону смягчения, как правило, предполагает необходимость предшествующего анализа всех собранных по делу доказательств и их правовой оценки. Это подтверж­дается, в частности, тем, что в иных ситуациях по таким ос­нованиям, как отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления и непричастность подсудимого к совершению преступления, суд постановляет оправдатель­ный приговор.

Следовательно, как указано в упомянутом поста­новлении Конституционного Суда Российской Федерации, сами по себе отказ государственного обвинителя от обви­нения и изменение обвинения в сторону смягчения, а также принятие судом соответствующего решения могут иметь мес­то лишь по завершении исследования значимых для такого рода решений материалов дела и заслушивания мнений по этому поводу участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты.

Законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде, что со­ответствует Конституции Российской Федерации. Допускаем и допустим в соответствии с ч. 9 ст. 246 УПК РФ пересмотр определений или постановлений суда о прекращении уго­ловного дела из-за отказа государственного обвинителя от обвинения ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств и не может рассматриваться в качестве достаточной гаран­тии прав участников уголовного судопроизводства, посколь­ку возобновление дела в таких случаях осуществляется по инициативе не самих сторон, а только указанных в уголовно-процессуальном законе должностных лиц, а также если такие обстоятельства, которые указаны в гл. 49 УПК РФ, влекут пе­ресмотр судебных решений лишь в конкретных случаях.

Кроме этого, содержащийся в ч. 9 ст. 246 УПК РФ запрет пересмотра определений или постановлений суда о прекра­щении уголовного дела ввиду отказа прокурора от обвинения исключает их проверку в кассационном порядке, что не согла­суется с другими нормами уголовно-процессуального закона, закрепляющими права участников уголовного судопроизводс­тва на обжалование не вступивших в законную силу судебных решений. Ограничение права на доступ к правосудию в дан­ном случае право обращения в вышестоящую инстанцию не может быть оправдано конституционно значимыми целями, как они обозначены в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

Отказ прокурора от обвинения как парадигма беспристрастности и объективности (Гасанова У.Н.)

Дата размещения статьи: 29.01.2018

Законодатель предоставляет прокурору возможность мотивированного отказа от обвинения в том случае, когда в процессе судебного разбирательства он придет к выводу, что доказательства, которые были представлены, не подтверждают обвинение, которое предъявлено подсудимому. При этом полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК.
Представляется, что изложенная в законе формулировка недостаточно императивна, поскольку она не указывает именно на обязанность прокурора отказаться от обвинения в случаях, предусмотренных ч. 7 ст. 246 УПК. Законодатель использует понятие «отказывается» вместо требования «обязан отказаться», из чего можно сделать вывод, что соответствующая обязанность на прокурора государством все же не возложена.

Пристатейный библиографический список

1. Кони А.Ф. Уголовный процесс: нравственные начала. 3-е изд. М.: Изд-во СГУ, 2008. 150 с.
2. Тетерина Т. Отказ прокурора от обвинения «преступает» права потерпевшего на доступ к правосудию // Российская юстиция. 2003. N 10.

Отказ прокурора от обвинения: законодательное регулирование, проблемы практики применения

Законодательное регулирование

Приказ Генпрокуратуры России от 25.12.2012 N 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» п. 7. Исходить из того, что государственный обвинитель, руководствуясь законом и совестью, может отказаться от обвинения только после всестороннего исследования доказательств.

Отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть мотивирован и представлен суду в письменной форме.

Иметь в виду, что государственному обвинителю, изменяющему обвинение на менее тяжкое, но существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от предъявленного (по объекту посягательства, субъекту преступления, форме вины и т.д.), следует ходатайствовать о перерыве в судебном заседании для предоставления стороне защиты возможности подготовиться к новому обвинению.

Статья 246 УПК РФ

В соответствии с частями 7 и 8 статьи 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем. Вместе с тем государственный обвинитель в соответствии с требованиями закона должен изложить суду мотивы полного или частичного отказа от обвинения, равно как и изменения обвинения в сторону смягчения со ссылкой на предусмотренные законом основания.

Суду надлежит рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя, и итоги обсуждения отразить в протоколе судебного заседания.

Судебное решение, принятое в связи с полным или частичным отказом государственного обвинителя от обвинения или в связи с изменением им обвинения в сторону смягчения, может быть обжаловано участниками судебного производства или вышестоящим прокурором в апелляционном или кассационном порядке (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1 (ред. от 09.02.2012) «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Читайте так же:  Потеряли свидетельство о рождении ребенка как восстановить

Исходя из этих положений Пленум разъяснил судам, что отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяет принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя. Вместе с тем открывается перспектива проверки в суде кассационной инстанции обоснованности указанной позиции государственного обвинителя с учетом состоявшегося обсуждения сторонами и исследования материалов дела. В этом случае возможно несовпадение позиции вышестоящего прокурора с мнением государственного обвинителя. В соответствии с ч. 9 ст. 246 УПК РФ пересмотр определения или постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения допускается лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии с главой 49 настоящего Кодекса.

Однако, Постановлением Конституционного Суда РФ разъяснено, что заинтересованные лица при любом несогласии с позицией государственного обвинителя вправе обращаться в суд кассационной и надзорной инстанций.

Проблема применения

Кроме того, с учетом того, что отказ государственного обвинителя от обвинения является обязательным для суда, возникают следующие вопросы: как необходимо поступать суду, не согласному с позицией прокурора, и как защитить права потерпевшего, желающего продолжить обвинение? По мнению ученных, суд при отказе прокурора от обвинения должен предложить потерпевшему принять на себя поддержание обвинения. Если потерпевший согласился принять на себя функции частного обвинителя, суд должен обеспечить ему возможность осуществления данной деятельности. Прокурор и при поддержании обвинения, и при отказе от него оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. Внутреннее же убеждение потерпевшего как участника стороны обвинения может не совпадать с убеждением прокурора. Однако, несмотря на это, в случае отказа прокурора от обвинения потерпевший лишен права изложить суду основания своего убеждения в том, что вина подсудимого в ходе судебного следствия доказана. Таким образом, потерпевший лишается и права на доступ к правосудию — вопреки ст. 52 Конституции РФ, которая гласит, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

5.2. Основания отказа от обвинения

С учетом того, что в ходе судебного рассмотрения уголовных дел о преступлениях террористического характера и о других преступлениях, в совершении которых по совокупности нередко обвиняются подсудимые, могут возникнуть разные правовые ситуации, приводим полный перечень названных оснований: 1)

отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК); 2)

отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК), в том числе в связи с: —

невиновным причинением вреда (ст. 28 УК); —

добровольным отказом от преступления (ст. 31 УК); —

причинением вреда: в состоянии необходимой обороны (ст. 37 УК); при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК); в состоянии крайней необходимости (ст. 39 УК); в результате физического или психического принуждения (ст. 40 УК); при обоснованном риске (ст. 41 УК); лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения (ст. 42 УК); —

устранением новым уголовным законом преступности и наказуемости деяния (ч. 2 ст. 24

недостижением лицом к моменту совершения деяния предусмотренного уголовным законом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, а также признанием, что несовершеннолетний, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом (ч. 3 ст. 27 УПК); 3)

непричастность обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК); 4)

истечение сроков давности уголовного преследования (однако согласно ч. 2 ст. 27 УПК прекращение уголовного преследования по данному основанию не допускается, если обвиняемый против этого возражает); 5)

смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего; 6)

отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК (преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами); 7)

отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. 1, 3 — 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК (члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи, депутата законодательного органа государственной власти субъекта РФ, следователя, адвоката, прокурора), либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п.

5.3. Другие основания прекращения уголовного дела

Если же будут выявлены предусмотренные законом другие основания прекращения уголовного дела либо уголовного преследования (не названные в ч. 7 ст. 246 УПК), а именно: 1)

акт об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК); 2)

наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК); 3)

наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК); 4)

отказ Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица (п. 6 ч. 1 ст. 27 УПК); 5)

примирение с потерпевшим лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо загладило причиненный потерпевшему вред (ст. 25 УПК); 6)

Видео (кликните для воспроизведения).

деятельное раскаяние лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести (ст. 28 УПК), —

государственный обвинитель, по существу, не отказываясь от обвинения (а это прямо следует из толкования ч. 7 ст. 246 УПК), может ходатайствовать о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования. Если такое ходатайство заявлено потерпевшим либо стороной защиты или вопрос о прекращении дела обсуждается по инициативе суда, то прокурор высказывает свое мнение по этому поводу.

Названные правовые нормы (повторим: не вошедшие в перечень, предусмотренный ч. 7 ст. 246 УПК) предполагают наличие таких оснований для прекращения уголовного дела или уголовного преследования, которые со всей очевидностью подтверждают, что при доказанности и обоснованности обвинения возможность вынесения обвинительного приговора отсутствует, поэтому суд обязан принять соответствующее решение независимо от позиции государственного обвинителя.

Иными словами, прекращение уголовного дела по таким основаниям, даже если предложение об этом поступило от государственного обвинителя, не является результатом отказа прокурора от обвинения, поэтому как в том случае, когда государственный обвинитель сам ходатайствовал о прекращении дела, так и в том, когда он не возражал против ходатайства об этом других участников процесса, его позиция не может предопределять решение суда.

Читайте так же:  Правоустанавливающие и правоподтверждающие документы разница

Особые правила установлены для прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, который может быть освобожден от уголовной ответственности с применением принудительной меры воспитательного воздействия. Если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести государственный обвинитель придет к выводу, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения уголовного наказания, то, не отказываясь от обвинения, ему следует заявить ходатайство о прекращении уголовного дела и применении к подсудимому принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УК. В тех случаях, когда такое ходатайство заявлено стороной защиты либо этот вопрос обсуждается по инициативе суда, государственный обвинитель высказывает свое мнение с учетом всех обстоятельств дела.

Необходимо еще раз напомнить, что прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, 28, а также в п. 3 и 6 ч. 1 ст. 27 УПК, не допускается, если подсудимый против этого возражает. В таком случае производство по делу продолжается в обычном порядке, поэтому до заявления соответствующего ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по этим основаниям государственному обвинителю надлежит выяснить мнение подсудимого.

Кроме того, ст. 302 (п. 1 ч. 6) УПК установлено, что если к моменту вынесения приговора издан акт об амнистии, то суд, признав подсудимого виновным, постановляет обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания.

Таким образом, законом четко определены порядок и основания отказа государственного обвинителя от обвинения, однако, как свидетельствует практика, прокуроры подчас испытывают затруднения, излагая суду свою позицию.

Надо также отметить, что подчас государственные обвинители вместо того, чтобы отказаться от обвинения подсудимого по той или иной статье УК и ходатайствовать о прекращении дела в этой части, предлагают оправдать подсудимого, тогда как оправдательный приговор выносится в тех случаях, когда суд признает доводы обвинения несостоятельными и отвергает доказательства, представленные в их обоснование (п. 3, 4 ч. 1 ст. 305 УПК).

Из Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. следует еще один важный вывод, связанный с отказом прокурора от обвинения. Поскольку Конституционный Суд признал ч. 9 ст. 246 УПК не соответствующей Конституции РФ, обжалование решения судьи о прекращении уголовного дела ввиду отказа прокурора от обвинения должно производиться по общим правилам обжалования судебных решений. Оно может быть обжаловано как участниками уголовного процесса (например, потерпевшим), так и вышестоящим по отношению к государственному обвинителю прокурором. Очевидно, что дальнейшая судьба уголовного дела при этом может складываться по-разному. Если решение обжаловано вышестоящим прокурором либо поданная потерпевшим жалоба поддержана в суде кассационной инстанции прокурором-кассатором, то в случае отмены судебного решения о прекращении дела и направлении дела на новое судебное рассмотрение такое рассмотрение (разумеется, с участием в нем другого государственного обвинителя) будет иметь определенные перспективы. Однако в тех случаях, когда решение обжаловано только потерпевшим, а позиция государственного обвинителя, отказавшегося от обвинения, признана вышестоящим прокурором обоснованной, новое судебное рассмотрение дела, вероятнее всего, опять завершится его прекращением.

Еще раз подчеркнем, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения — очень ответственное процессуальное решение, серьезно затрагивающее и частные интересы потерпевших, и публичные интересы государства, общества.

Принятие прокурором произвольного, незаконного и необоснованного решения о полном или частичном отказе от обвинения недопустимо, оно препятствует обеспечению в уголовном судопроизводстве прав и законных интересов потерпевших. С учетом этого в Приказе Генерального прокурора РФ от 17.08.2006 N 61 указано, что при расхождении позиции государственного обвинителя с содержанием предъявленного обвинения необходимо безотлагательно принимать согласованные меры, обеспечивающие в соответствии с ч. 4 ст. 37 УПК законность и обоснованность государственного обвинения, а в случае принципиального несогласия прокурора, утвердившего обвинительное заключение или обвинительный акт, с позицией государственного обвинителя ему предписано решать вопрос о замене государственного обвинителя либо поддерживать обвинение лично (п. 1.10).

В Приказе также отмечено, что к несоблюдению служебного долга следует относить как направление в суд дела с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые могут привести к постановлению оправдательного приговора, так и требование о вынесении обвинительного приговора при отсутствии доказательств виновности подсудимого либо необоснованный отказ государственного обвинителя от обвинения (п. 1.11). Эти положения Приказа Генерального прокурора РФ направлены на обеспечение правовой и фактической обоснованности позиции государственного обвинителя, на реализацию требования ч. 4 ст. 37 УПК, обязывающей прокурора в ходе судебного производства поддерживать лишь законное и обоснованное обвинение. Очевидно, что указанное требование нарушается не только тогда, когда прокурор поддерживает обвинение при отсутствии доказательств виновности подсудимого, но и тогда, когда он принимает решение об отказе от обвинения при наличии доказательств, подтверждающих предъявленное подсудимому обвинение.

Отказ государственного обвинителя от обвинения

А. Леви, доктор юридических наук, профессор.

[2]

Как известно, согласно ч. 7 ст. 246 УПК РФ: «Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части. «.

Этот же вопрос решается и в ч. 1 ст. 239 УПК, где сказано, что «в случае отказа прокурора от обвинения в порядке, установленном частью седьмой статьи 246 настоящего Кодекса, судья выносит постановление о прекращении уголовного дела».

То же положение повторяется в п. 1 ст. 254: суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случае отказа обвинителя от обвинения в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК.

Таким образом, все как будто ясно: если прокурор в судебном заседании отказался от обвинения, то дело прекращается, а подсудимый, находящийся под стражей, должен быть немедленно освобожден. Однако если обратиться к другим статьям УПК РФ и судебной практике, то оказывается, что не все так просто. Возникают многие вопросы.

В ст. 246 УПК записано, что в случае отказа государственного обвинителя от обвинения уголовное дело прекращается «по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой ст. 24 и пунктами 1 и 2 части первой ст. 27 настоящего Кодекса». Напомним, что это — отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, истечение сроков давности уголовного преследования, отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению.

Прокурор может также отказаться от обвинения ввиду недостаточности доказательств виновности, из-за неустранимых сомнений, которые согласно презумпции невиновности толкуются в пользу обвиняемого.

Читайте так же:  Сколько должен отработать главный бухгалтер при увольнении

И в то же время в ч. 8 ст. 302 УПК записано: «Если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пунктах 1 — 3 части первой ст. 24 и пунктах 1 и 3 части первой ст. 27 настоящего Кодекса, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. В случаях, предусмотренных пунктами 1 и 2 части первой ст. 24 и пунктами 1 и 2 части первой ст. 27 настоящего Кодекса, суд постановляет оправдательный приговор».

Так что же все-таки должен сделать суд при отказе прокурора от обвинения: прекратить дело производством или продолжить разбирательство и вынести оправдательный приговор и будет ли прокурор, отказавшийся от обвинения, продолжать участвовать в этом разбирательстве?

Спрашивается, зачем нужно дальнейшее разбирательство дела и каково значение мнений участников судебного заседания, если при отказе прокурора от обвинения уголовное дело в соответствии со ст. ст. 239, 246, 254 УПК должно быть прекращено и никакой альтернативы закон здесь не предусматривает?

Непонятно также, почему при прекращении дела в связи с отказом прокурора от обвинения закон не предусматривает испрашивание мнений подсудимого и потерпевшего?

Ведь подсудимый может требовать вынесения оправдательного приговора, полностью его реабилитирующего. А при прекращении дела могут оставаться какие-то сомнения в виновности подсудимого.

Требовать продолжения рассмотрения дела может и потерпевший, не согласный с мнением прокурора. Он также является обвиняющей стороной в уголовном процессе, и, следовательно, он и его представитель могут продолжить поддержание обвинения по делу даже в том случае, когда государственный обвинитель отказался от обвинения. В п. п. 15 и 16 ч. 2 ст. 42 УПК прямо сказано, что потерпевший вправе поддерживать обвинение и выступать в судебных прениях, а также может обжаловать определение или постановление суда (п. 19).

В ч. 3 ст. 213 УПК предусмотрено, что в ряде случаев «прекращение уголовного дела допускается только с согласия обвиняемого и потерпевшего». При прекращении дела в связи с отказом прокурора от обвинения в случае, если дело рассматривается судом присяжных, у них тоже может быть свое мнение по этому вопросу, которое они высказать не смогут. Да и сам судья или коллегия судей могут оценивать ситуацию иначе, чем прокурор, однако при существующем на сегодняшний день требовании закона мнение прокурора оказывается выше.

Неясно, какова роль прокурора при продолжении рассмотрения дела до вынесения постановления о его прекращении, выступает ли защитник с защитительной речью при отказе прокурора от обвинения.

Если обратимся к порядку разрешения сходной ситуации при рассмотрении судом гражданских дел, то увидим, что в соответствии с ч. 2 ст. 45 ГПК «в случае отказа прокурора от заявления, поданного в защиту интересов другого лица, рассмотрение дела по существу продолжается, если это лицо или его законный представитель не заявят об отказе от иска». То есть в данном случае четко просматривается следование ст. 2 Конституции РФ, где записано, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью», и, следовательно, законный личный интерес гражданина стоит выше мнения представителя государственной власти, каким является прокурор в судебном процессе.

Между тем, устанавливая, что в случае отказа прокурора от обвинения суд обязан прекратить уголовное дело, закон мнение прокурора ставит выше возможного иного мнения суда и иных участников судопроизводства.

[3]

Эта ситуация, с нашей точки зрения, вызвана тем, что суд, в соответствии с УПК РФ, лишен права возвратить дело прокурору для производства дополнительного расследования, в ходе которого могут быть установлены новые обстоятельства, важные для решения вопроса о виновности подсудимого, устранены сомнения, которые в судебном заседании устранить было невозможно, как это было предусмотрено ст. ст. 232 и 258 УПК РСФСР.

В настоящее время суд иногда вынужден выносить оправдательный приговор из-за изменения свидетелями обвинения своих показаний на реабилитирующие. Проверить же обоснованность этих изменений, установить истину и решить вопрос об уголовной ответственности таких свидетелей в судебном заседании суд не может.

Понимая, что полный запрет на возврат дела прокурору для устранения недостатков, содержащихся в обвинительном заключении (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК), создал бы неразрешимую ситуацию, законодатель такой возврат допускает. Однако отведенный для этого срок в 5 суток совершенно недостаточен. Непонятно также, как будут устраняться выявленные недостатки, когда производство для этого каких-либо «следственных или иных процессуальных действий. не допускается» (п. 4 ст. 237 УПК)?

Возвращение к праву суда направить дело на дополнительное расследование, в том числе и в случаях отказа прокурора от обвинения, устранило бы приведенные коллизии и способствовало бы установлению истины по делу.

Хотя содержащиеся в юридической литературе ссылки на то, что предоставление суду права возвращать дело на дополнительное расследование позволяет ему не выносить оправдательного приговора и тем самым не вступать в конфликтную ситуацию с органами предварительного расследования, в некоторых случаях и обоснованны, но разве лучше когда выносится оправдательный приговор лицу, вина которого из-за нерадивости органов расследования недостаточно доказана?

В уголовно-процессуальном законе должно быть четко указано, что отказ прокурора от обвинения не вызывает немедленного прекращения дела, что и было записано в ст. 248 УПК РСФСР, а должен рассматриваться как ходатайство со стороны обвинения. Суд же, продолжив судебное следствие и выслушав прения сторон, сможет принять то решение, которое он считает правильным. В ином случае неясно, зачем продолжать разбирательство, если отказ прокурора от обвинения все равно должен повлечь прекращение дела.

Мы, конечно, не считаем свое мнение истиной в последней инстанции, однако оно, по-видимому, заслуживает обсуждения.

По этому вопросу надо было бы провести объемное исследование, выяснив, как часто и по каким основаниям прокурор отказывается от обвинения и какова в этих случаях на практике процедура прекращения дела судом, обжалуются ли потерпевшим и подсудимым такие случаи прекращения уголовного дела и каковы результаты рассмотрения в кассационной инстанции подобных жалоб.

Статья 246. Участие обвинителя

1. Участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно.

2. Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовного дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо дознавателем с согласия прокурора.

3. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший.

4. Государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства. По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

Читайте так же:  Постановление нотариуса о возмещении расходов на похороны

5. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

6. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных интересов, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

8. Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

9. Утратила силу.

10. Прекращение уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, равно как и изменение им обвинения, не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Ст. 246 УПК РФ

1. Обвинение в суде поддерживается или от имени государства, или от имени частного лица. От имени государства обвинение в судебном разбирательстве по уголовному делу поддерживает государственный обвинитель, к которым закон (пункт 6 статьи 5 УПК) относит должностное лицо органа прокуратуры.

2. По делам, подсудным судам субъектов РФ, государственные обвинители назначаются руководством прокуратур соответствующих субъектов РФ, а по делам с обвинительным заключением, утвержденным Генеральным прокурором РФ и его заместителями, — руководством Генеральной прокуратуры РФ (пункты 1.5 и 1.6 Приказа Генерального прокурора РФ от 3 июня 2002 г. N 28). По делам, подсудным федеральному районному суду и мировому судье, государственные обвинители назначаются руководством районных прокуратур. В случае принципиального несогласия прокурора — руководителя соответствующей прокуратуры с позицией своего подчиненного, назначенного государственным обвинителем, он (прокурор) должен решить вопрос о его замене, приняв функцию поддержания государственного обвинения по данному делу на себя лично либо поручив ее осуществление прокурору, утвердившему обвинительное заключение или обвинительный акт (пункт 1.10 того же Приказа Генерального прокурора РФ).

3. Лично от своего имени обвинение в суде поддерживает потерпевший или его законный представитель по уголовным делам частного обвинения, т.е. по делам о преступлениях, исчерпывающий перечень которых содержится в части второй статьи 20 УПК (см. комментарий к ней).

4. Государственный обвинитель является стороной в уголовном процессе, равной в своих процессуальных правах со стороной защиты. Его положение не дает каких-либо процессуальных преимуществ и привилегий. Прокурорские заключения по возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам по своему юридическому значению равносильны мнению, соображению, высказывать которые предоставлено право любому участнику процесса, имеющему в деле собственный интерес, но не более того.

6. До удаления суда первой инстанции в совещательную комнату для постановления приговора государственный обвинитель в любой момент судебного разбирательства путем обращения к суду с соответствующим ходатайством вправе изменить обвинение по сравнению с тем, которое сформулировано в обвинительном заключении следователя или обвинительном акте органа дознания, но только в сторону смягчения данного обвинения (поворот к лучшему). В этом случае судебный процесс может быть продолжен. В случае же изменения обвинения (с поворотом к худшему), т.е. когда необходимо применить уголовный закон, предусматривающий ответственность за более тяжкое преступление, когда увеличивается число инкриминируемых эпизодов преступной деятельности, когда требуется переквалификация на статью УК, предусматривающую более строгое наказание, государственный обвинитель, по логике вещей, одновременно с таким ходатайством об изменении обвинения обязан заявить другое — о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования, предъявления нового обвинения и предоставления своему процессуальному оппоненту — стороне защиты возможности повторно защищаться от нового, более тяжкого обвинения.

7. Если отказ от обвинения заявлен государственным обвинителем в прениях сторон, никаких дополнительных процессуальных действий, предшествующих прекращению уголовного преследования, в судебном заседании не предполагается (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 1. С. 8).

8. Судебное решение (постановление, определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения может быть обжаловано в кассационном порядке на общих основаниях. Существовавшее ранее правило, согласно которому для такого обжалования и пересмотра требовались особые основания в виде новых или вновь открывшихся обстоятельств, упразднено, а часть девятая комментируемой статьи утратила силу именно в этой связи вследствие еще ранее состоявшегося решения Конституционного Суда РФ на эту тему.

Видео (кликните для воспроизведения).

9. Поддержание обвинения одновременно является и обоснованием гражданского иска. Прокурор в полном логическом соответствии со своей главной ролью обвинителя от имени государства (публичного обвинителя) вправе предъявить в судебном заседании гражданский иск либо поддержать гражданский иск, предъявленный потерпевшим (частным обвинителем), если этого требует охрана прав граждан, общественных и государственных интересов. При этом он не связан с позицией потерпевшего ни в отношении оснований иска, ни в отношении его размеров.

Источники


  1. Под редакцией Пиголкина А. С., Дмитриева Ю. А. Теория государства и права; Юрайт, Юрайт — Москва, 2010. — 752 c.

  2. Малько, А. В. Теория государства и права в вопросах и ответах. Учебно-метадитеческое пособие / А.В. Малько. — М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2015. — 352 c.

  3. Семенова, Анастасия Дом — зеркало судьбы. Как приворожить удачу для всей семьи; СПб: Невский проспект, 2013. — 157 c.
  4. Ошо Зрелость. Ответственность быть самим собой / Ошо. — М.: СПб: Весь, 2013. — 185 c.
  5. Неуймин, Я. Г. Вопросы истории и методологии автоматизации промышленного производства / Я.Г. Неуймин. — М.: Главная астрономическая обсерватория АН СССР, 2014. — 160 c.
Поддержание прокурором государственного обвинения отказ от обвинения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here